Что Относят К Бовым Действиям В Эфиопии 1977-1990 Годах

Сорок лет эфиопской революции: как «красные офицеры» свергли «царя царей» и что из этого получилось

В течение 10 дней – с 17 по 28 ноября 1974 года – Временный военно-административный совет возглавлял бывший заместитель Амана Андома – майор Менгисту Хайле Мариам. В императорской армии он служил с 1959 года – со времени поступления в военную академию Холетта. После окончания академии в 1966 году и получения погон второго лейтенанта, Менгисту служил в тыловых службах императорской гвардии, учился на курсах переподготовки для офицеров служб артиллерийского вооружения в США, а после возвращения в звании майора служил в 3-й армейской дивизии в провинции Огаден, которой командовал тогда генерал-майор Аман Андом. Поскольку даты рождения Менгисту разнятся – по одним данным, он родился в 1937, а по другим – в 1941 году, мы можем предполагать, что на момент революции ему было от 33 до 37 лет.

В социальной сфере несомненным завоеванием правительства Менгисту стала ликвидация неграмотности. К моменту революции 12 сентября 1974 года лишь 10% эфиопов старше 15 лет умели читать и писать. Спустя десять лет, в 1984 г., уровень грамотности в стране достиг 63% населения. Это было достигнуто посредством развертывания курсов по ликвидации безграмотности, которые создавались даже в отдаленных районах страны, практически не имевших доступа к благам цивилизации при монархии. Во-вторых, правительство Менгисту достаточно успешно решало проблему модернизации системы здравоохранения. За десять лет количество медицинских учреждений увеличилось на 1200, а медицинского персонала – на 10 тысяч человек (1850 в 1984 г. по сравнению с 650 в 1974 г., и 16 000 человек в 1984 г. по сравнению с 6500 человек в 1974 г.).

Военное присутствие СССР в Эфиопии

Таким образом, СССР был втянут в военный конфликт между Эфиопией и Сомали, а затем и во внутреннее противостояние между сепаратистами и центральной властью. Официальная версия, распространенная в СССР, гласила, что помощь Эфиопии выражалась только в военных поставках. На самом деле в военных конфликтах было задействовано более 11 тыс. советских военнослужащих. В конечном итоге, кроме внешнеполитических проблем, огромных материальных затрат на военные поставки в Эфиопию и призрачных геостратегических выгод, Советский Союз от поддержки Аддис-Абебы ничего не получил.

Но только лишь для защиты «жертвы агрессии» СССР стал оказывать помощь? На этот вопрос отвечает генерал-лейтенант Вениамин Аркадьевич Демин: «Прежде всего скажу, что Эфиопию выгодно отличает от других стран Африканского континента ее географическое положение. Она расположена на так называемом Африканском Роге и до недавнего времени имела выход к Красному морю, где пролегают важные морские коммуникации из Индийского океана через Суэцкий канал в Средиземное море, в Атлантику и обратно. Не случайно наш ВМФ имел в свое время в этом районе три пункта материально-технического обеспечения, в том числе на острове Дахлак, для сил 8-й оперативной эскадры. Кроме того, после сентябрьской революции 1974 года… и прихода к власти Менгисту Хайле Мариама Эфиопия стала на путь социалистического развития, что еще более ее сближало с СССР. И, наконец, Эфиопия богата природными ресурсами. Здесь имеются большие возможности для развития скотоводства, других отраслей сельского хозяйства». Таким образом, кроме помощи «жертве агрессии», СССР преследовал и свои корыстные цели.

Ход войны
В июле 1977 года сомалийская армия вторглась в Огаден. Партизаны ФОЗС проводили диверсионные акции за линией фронта. Эфиопская армия оказалась совершенно неготова к войне, и уже к концу месяца сомалийцы контролировали 60 % Огадена; с учётом активности партизан руководство Эфиопии вскоре было вынуждено признать, что не контролирует ситуацию в провинции. Единственным местом, где эфиопы оказали противнику достаточно упорное сопротивление, стал северный участок фронта (в дальнейшем именно здесь велись основные боевые действия, предопределившие исход войны). Продвижение сомалийцев на севере оказалось небольшим: лишь 13 сентябряони наконец сумели взять Джиджигу, а к концу месяца подошли к Харэру. Здесь наступление было окончательно остановлено и бои перешли в позиционную стадию.
Некоторые военные успехи сомалийцев были перечёркнуты их дипломатическими неудачами. Вопреки ожиданиям Барре, Советский Союз не поддержал его в войне. Наоборот, советское руководство видело в революционном эфиопском режиме очевидного союзника. Ещё в начале 1977 года Эфиопия свернула контакты с США и начала налаживать отношения с СССР. Советская позиция по вопросу эфиопо-сомалийского конфликта была окончательно прояснена осенью, когда с небольшим перерывом Москву посетили Мохаммед СиадБарре, встретивший холодный приём, и новый эфиопский лидер Менгисту Хайле Мариам, получивший заверения в полной поддержке. 13 ноября правительство Сомали объявило о денонсации советско-сомалийского договора о дружбе и сотрудничестве и предложило всем советским гражданам покинуть страну в недельный срок. В конце месяца СССР организовал «воздушный мост» для переброски в Эфиопию военной техники. Было задействовано 225 военно-транспортных самолётов самолётов. Они взлетали в Ташкенте, брали курс на Багдад, проходили над Аденом и Масавой и садились в Аддис-Абебе.
Разрыв советско-сомалийских отношений стал одним из самых парадоксальных событий «холодной войны». Эфиопия, прежний союзник США, превратилась в страну социалистической ориентации, а советские военные советники в составе эфиопских войск теперь противостояли сомалийской армии, воевавшей по советским военным уставам и советским оружием.
В конце года в Эфиопию для выполнения «интернационального долга» стал прибывать 18-тысячный кубинский контингент. В январе 1978 года на фронте возобновились активные боевые действия, в результате которых сомалийские войска были отброшены от Харэра. 3 марта началась операция по освобождению Джиджиги. Основными ударными силами в ней были бронетанковые подразделения кубинцев, а план операции составил глава оперативной группы Министерства обороны СССР в Эфиопии генерал армии Василий Петров. Выполняя отвлекающий манёвр, кубинцы пошли в лобовую атаку на сомалийскую оборону, в то время как основной удар был нанесён с севера, где высадился крупный вертолётный десант. 5 мартаДжиджига была освобождена. Сомалийские войска понесли настолько высокие потери, что практически не могли продолжать боевые действия. К 15 марта 1978 года последние подразделения армии Сомали покинули территорию Эфиопии, и война закончилась.

Предпосылки
Сразу же после провозглашения независимости в 1960 году Сомали выдвинуло территориальные претензии к соседним государствам. Правительство страны опубликовало манифест о воссоздании так называемого «Великой Сомали», в которое должны были войти части Эфиопии, Кении и Джибути. В 1969 году в результате Октябрьской революции к власти пришёл Мохаммед СиадБарре, провозгласивший курс на построение социализма, что привело к сближению между Сомали и СССР. Однако Барре не отказался от территориальных претензий к соседям.
Одной из территорий, принадлежность которой оспаривало Сомали, была эфиопская провинция Огаден, населённая преимущественно этническими сомалийцами. Претензии привели к тому, что уже в 1964 году между двумя странами произошёл кратковременный пограничный конфликт. Эфиопия была полной противоположностью молодому сомалийскому государству. Одна из древнейших стран мира, никогда не терявшая своей независимости (за исключением короткого периода итальянской оккупации в 1936—1941 годах), Эфиопия — также единственное государство Африки, в котором доминирующей религией является христианство. К 1960-м годам она уже семь веков являлась империей и на этот момент поддерживала тёплые отношения с США. Однако страна стала испытывать возрастающие проблемы, связанные с сепаратизмом в некоторыхрегионах, особенно в Эритрее, где началась партизанская война. В 1974 году в результате военного переворота император Хайле Селассие был свергнут, а к власти пришла хунта с марксистскими взглядами. Нестабильностью в Эфиопии воспользовалось Сомали, начавшее оказывать поддержку Фронту освобождения Западного Сомали (ФОЗС). С середины 1970-х Фронт вёл вооружёную борьбу за отделение Огадена от Эфиопии и присоединение его к Сомали.
Видя сложную постреволюционную ситуацию в соседней стране и будучи уверен в советской поддержке, Мохаммед СиадБарре принял решение захватить Огаден военным путём. Сомалийская армия по численности заметно уступала эфиопской, однако благодаря поставкам СССР превосходила противника по количеству боеготовой бронетехники боевой авиации; фактически она была полностью подготовлена и оснащена Советским Союзом. В свою очередь, армия Эфиопии имела на вооружении в основном американскую технику и готовилась американскими военными инструкторами.

Вам может понравиться =>  Как получить пособие на первого ребенка?

Война Сомали и Эфиопии в 1977 — 1978гг

Так как сомалийские и эфиопские ВВС были обескровлены в шестимесячных боях, то кубинские ВВС (FAR) довольно быстро стали главенствовать в небе. Их действия были настолько эффективными, что 6 января президент Египта Анвар Садат обвинил кубинских пилотов в том, что они бомбардируют сомалийские войска на территории Сомали.

В середине декабря 1977г. более 230 солдат регулярной армии Сомали было уничтожено вооруженными силами и отрядами народной милиции Эфиопии в боях в провинции Бале на юго-востоке страны. При этом местным жителям вернули 35 тысяч голов скота захваченных агрессорами. По данным Эфиопского агентства новостей, за последнюю неделю ноября и две недели декабря сомалийская армия потеряла свыше 2300 солдат и офицеров в боях в провинциях Харарге, Бале и Сидамо.

Но как говорят в армии: «Выше кадров – только солнце!» Кадровик советской военной миссии полковник Пахомов направил представление на советника на подпись не тому начальнику, который знал Сагачко по боям в районе Куито-Куанавале, а другому – новому (Сагачко в это время в порядке «ротации» был переведен в более спокойное место). Новый старший группы СВС оказался подписать представление, потому что к операции «Зебра» он не имел отношения и самого Сагачко знал плохо. В итоге представление затерялось, а орден (не пропадать же награде) был вручен офицеру, никакого отношения к операции не имевшему.

Вадим Сагачко рассказывает: «Я, как положено, сразу же с этой справкой пошел к кадровикам. Захожу к начальнику отдела кадров советской миссии полковнику Пахомову. Он до Анголы работал в кадрах ГлавПУРа. Так, мол, и так, вот справка из гражданского госпиталя о ранении. Попал под обстрел. Зафиксируйте ранение для занесения в личное дело. В ответ слышу: «Ах тебя ранили? Ты знаешь, у нас тут военных госпиталей нет. Собирайся, завтра же полетишь в Союз. Будешь лечиться там. Там и оформишь свое ранение».

Что Относят К Бовым Действиям В Эфиопии 1977-1990 Годах

27 февраля 1974 г. в воинских частях в Асмаре вспыхнули волнения. Личный состав ВМС Эфиопии, базирующийся в порту Массауа, присоединился к ним и морские пехотинцы взяли порт под свой контроль. 12 сентября 1974 г. в результате военного переворота был свергнут с престола и взят под стражу император Хайле Селассие I. Власть перешла к Временному военно-административному совету (ВВАС), который первоначально состоял из 120 военнослужащих в звании от рядового до майора. Генерал Аман Михаэль Андом, председатель ВВАС, фактически стал главой государства.

В конце 80-х годов в советских газетах было много публикаций о боевой службе наших кораблей, обеспечивавших безопасность судоходства в водах Персидского залива во время ирано-иракской войны. Благодаря присутствию наших кораблей ни одно из советских судов, шедших в конвоях, не было атаковано и нашим боевым кораблям ни разу не пришлось применять оружие для их защиты.

Формирование ВМС Эфиопии началось еще при императоре Менелике II. Изначально офицерский корпус ВМС и ВВС Эфиопии являлся элитой вооруженных сил этой страны. Однако активное формирование ВМФ началось с приходом к власти прокоммунистического режима М.Х. Мариама.
В 1978 г. первые два советских катера проектов 205ЭР были переданы Эфиопии и вошли в состав её флота. В июле 1980 г. в ходе визита в Эфиопию Главкома ВМФ СССР Адмирала флота Советского Союза С.Г.Горшкова, командующий ВМС Эфиопии обратился к нему с просьбой о дополнительной поставке катеров. В мае 1981 г. делегация ВМФ Эфиопии посетила Севастополь с целью ознакомления с возможностями советских кораблей и решения вопроса об их закупке. Вслед за этим до середины 80-х годов в Эфиопию были поставлены более десяти кораблей. Кроме того, в июне 1986 г. правительство НДРЙ передало из состава своего флота Эфиопии 2 ТКА проектов 205ЭР — «FTB-110» и «FTB-111», поставленные СССР НДРЙ из состава БФ в январе 1978 г.
Кроме того СССР передал Эфиопии:
2 СКР проектов 159 (классификация НАТО Petya II): 21.07.1983 г. «СКР-94» — «F-1616», 19.03.1984 г. «СКР-115» — «F-1617. Во время войны «F-1616» был поврежден у пирса на острове Дахлак, где он и был оставлен. «F-1617» после падения порта Асэб в мае 1991 г. ушел в Аден (Йемен), оставался там до начала 1993 г., когда Йемен удалил из порта эфиопские суда. Позже он был захвачен правительством Джибути и находился там, пока эфиопское правительство не имеющее выхода к морю пыталось неудачно договориться о базировании эфиопских кораблей в Эритрее. В конце 1995г. Джибути продало судно с аукциона на металлолом чтобы заплатить портовые сборы.
2 СДК пр.771 (классификация НАТО Polnochny B): переданы из состава ТОФ без вооружения в ноябре 1981 г. — «LCT-1037», в январе 1983 г. — «LCT-1038».
4 РКА пр.205ЭР (классификация НАТО Osa II): в том числе «FMB-160» в 1978 г., «FMB-161» в сентябре 1980 г., «FMB-162» 13 января 1981 г., «FMB-163» в 1982 г. Два «FMB-160» и «FMB-162» в мае 1991 г. затоплены в порту Ассаб, два других ушли в НДРЙ, потом в Джибути, в 1996 г. приобретены Эритреей: «Р-161» (бывший «FMB-161») введен в строй, а «FMB-163» разобран на запчасти.
1 МТЩ пр. 266М (классификация НАТО Natya): в 1991 г. от БФ «МТ-301». В эфиопском флоте имел номер 634. В мае 1991 г. после падения порта Ассаб сбежала в Аден (Йемен), в течение некоторого времени разведка ВМС США неправильно перечисляла его как судно ВМС Йемена. Йемен выслал его в 1992 г., тогда он ушел в Джибути. Ремонт и обслуживание не выполнялось, продан портовыми властями Джибути в 1995 г.
1 БТЩ пр.1265 (классификация НАТО Sonya): в 1989 г. В эфиопском флоте имел номер 441. В мае 1991 г. ушел в Аден (Йемен). Он был там в течение такого долгого времени, что высказывалось предположение что Йемен захватил судно. Но в 1993 г. Йемен попросил, чтобы бездомное эфиопское судно ушло, и 441 перешел в Джибути. В 1995 г. портовые власти захватили тральщик за долги и продали его с аукциона в конце года. Фактически судно выполнила всего три выхода в море.
4 АК пр.1400МЭ (классификация НАТО Zhuk): в октябре 1982 г. на судне «Fizik Korchatov» два: «PC-16» затем «Р-205» и «PC-17» затем «Р-206», и еще два в июне 1990 г. «Р-207» и «Р-208». Два «Р-205» и «Р-208» были потоплены эритрейскими силами в мае 1991 г. в порту Ассаб, уцелевшие «P-206» и «P-207» сбежали сначала в Йемен и позже в Джибути, где они были проданы в 1995 г.
2 ТКА пр.206МЭ (классификация НАТО Turya): переданы из состава ТОФ, в марте 1985 г. заводской номер 824 и в марте 1986 г. заводской номер 825. Получили номера «FTB-112» и «FTB-113» соответственно. Оба затоплены у о. Нокра (архипелаг Дахлак) в 1991 г. при уходе эфиопских войск.
6 ДК пр.1785 (классификация НАТО T-4): 4 единицы «Д-151», «Д-160» и «Д-171» в мае 1979 г., «Д-152» в 1981 г. (по некоторым данным некоторые списаны в 1990 г.), 2 единицы «№ 63», «№ 64» в 1984 г. По крайней мере один затоплен у о.Нокра (архипелаг Дахлак) в 1991 г. при уходе эфиопских войск, два «№ 63» и «№ 64» в мае 1991 г. были оставлены в порту Ассаб и они вошли в состав ВМС Эритреи, еще два в мае 1991 г. ушли в Йемен.
1 ТЛ (торпедолов) пр.368Т: в 1982 г.
И ряд вспомогательных кораблей, в том числе 1 прибрежный танкер (по классификации НАТО Toplivo-2) — «A-502» в 1989 г.
Вместе с кораблями в качестве инструкторов в страну прибывали наши специалисты и техники, которые на месте занимались обучением эфиопских моряков. Особенность работы специалистов заключалась в том, что все девятнадцать лет после революции 1974 г. страна находилась на военном положении. А большинство постов в командовании ВМС, береговой инфраструктуре занимали офицеры прошедшие обучение на западе. Среди них были командующий ВМС, начальник штаба ВМС, руководители технической службы, связи и медицинской службы флота. И хотя командирами новых судов, таких как ракетные катера назначались обучавшиеся в СССР эфиопские офицеры, приказы и распоряжения они тем не менее получали от своего руководства, которое в силу своих взглядов считало советское военно-морское образование недостаточным и узконаправленным. Так было в течение всего времени сотрудничества, что естественно не могло накладывать определенный негативный отпечаток на взаимоотношения между нашими и эфиопскими моряками. Советские специалисты приложили массу усилий для подготовки моряков Эфиопии. Для этого в Массауа в бывшем императорском дворце была создана академия ВМФ. В 1984 г. в классе было 48 учеников, типичный размер класса в последующие годы. Срочнослужащее — моряки, техники и морские пехотинцы обучались в Массауа, их срок службы был семь лет. С 1975 по 1991 гг. 833 эфиопских моряков прошли обучение в СССР в военно-морских заведениях в Ленинграде и Баку. Но необходимость в присутствии наших советников не уменьшалась. Так на март 1987 г. в Эфиопии на должностях советников и специалистов состояли 27 представителей ВМФ СССР. Группа военных специалистов ВМФ, в труднейших условиях вместе с судоремонтниками, занималась и восстановлением боеспособности эфиопских кораблей.
Благодаря советским советникам действия эфиопских ВМС на первых порах были достаточно успешными. Но со временем обстановка изменилась, престиж службы в армии и на кораблях падал, усиливалось дезертирство. У ряда эфиопских офицеров появилось стремление боевые неудачи в море объяснить нашей «плохой техникой и оружием». На самом же деле выходы боевых кораблей в Красное море с его высокой соленостью и температурой воды, постоянной влажностью и жарой, превышающей 40 градусов, подтвердили надежность и живучесть советской военной техники.

Вам может понравиться =>  Родители Инвалиды И Ребенок Учится В Институте Ижлевенуы

Пункты базирования в Эфиопии в порту Массауа и на островах Дахлак сыграли немаловажную роль в обеспечении присутствия наших кораблей в мае 1980 г. когда Сомали предприняли новую и опять неудачную попытку захватить часть Эфиопии. В начале 1980 г. сомалийцы вновь активнее стали поддерживать Освободительный фронт западного Сомали (WSLF) которые действовали в Огадене. Этому способствовало то, что американские посланники в Могадишо начали встречаться с лидерами ОФЗС. Офицеры ОФЗС заявили западным журналистам, что они управляют 80% территорией провинции Огаден. Им противостоят 60 000 эфиопских милиционеров, поддерживаемых кубинским военным контингентом в составе 6 000 солдат. США решили воспользоваться ситуацией. В феврале 1980 г. морская десантная единица с 1800 морскими пехотинцами была послана в Аравийское море. В то же самое время, администрация Картера, в обмен на неопределенное количество помощи, получила предварительное право использовать воздушные и военно-морские базы в трех странах: Сомали, Оман и Кения. В Сомали это была база в Бербере (Аденский залив) которая была создана в свое время Советским Союзом, но покинутая в 1977 году после разрыва отношений.
ВМФ СССР не мог оставить подобную угрозу своим отношениям без внимания. В начале февраля 1980 г. личный состав батальона 55 дивизии морской пехоты Тихоокеанского флота был поднят по тревоге. Танки Т-55 и ПТ-76, бронетранспортеры БТР-60ПБ, а также средства войсковой ПВО без лишней суеты, построившись в колонну, пошли на погрузку. Среди массы техники, загружавшейся на борт большого десантного корабля «Николай Вилков», была и зенитно-самоходная установка «Шилка». БДК, вышел в море 2 февраля в составе отряда кораблей: БПК «Адмирал Октябрьский», подводной лодки и транспорта снабжения. В конце февраля отряд прибыл на 933 ПМТО.
Первыми на чужую землю высадились несколько Т-55. Механикам-водителям нужно было поддерживать навыки. Затем произвели обкатку («катера с пушками» — плавающий транспортер) ПТ-76. Появление танков привлекло внимание солдат местного эфиопского гарнизона. На острове разместили небольшой отряд, взвод охраны 15 человек на БТР-60 ПБ, взвод «шилочников» — две ЗСУ-23-4 «Шилка», да расчеты с ПЗРК «Стрела-2». Задача была простая: охранять подводные лодки, заходящие в ПМТО для ремонта, пополнения запасов и отдыха экипажей.
В декабре 1980 г. морских пехотинцев с БДК «Николай Вилков» сменили их товарищи по 55 дивизии морской пехоты ТОФ. 19 октября 1980 г. из Владивостока на БС в Индийский океан вышел отряд кораблей БДК «Томский комсомолец» с боевой десантной группой (танковая рота, рота связи, рота морской пехоты), ЭМ «Возбужденный» и БПК «Одаренный». На линии разделения БС в районе Сингапура встретили возвращавшийся домой «Николай Вилков». 2 декабря 1980 г. «Томский комсомолец» прибыл на о. Нокра и высадил боевую десантную группу. Сам БДК недолго стоял в базе, так как часто привлекался для выполнений боевых задач стоявших перед эскадрой.
Их в начале ноября 1981 г. сменила 2-я рота 882 отдельного батальона морской пехоты Черноморского флота. В составе Индийской эскадры им довелось побывать в Эфиопии, на архипелаге Дахлак, остров Нокра. Здесь наши моряки охраняли пункты технического обеспечения советского ВМФ, наших подводников, оказывали помощь военным и населению Южного Йемена. В общей сложности на экзотических островах морпехи провели семь месяцев.
Корабли, базирующиеся на ПМТО обеспечивали жизнедеятельность базы и корабли Индийской эскадры. Морской водоналивной транспорт «МВТ-23» ходил два раза в месяц в Массауа за водой, при этом во время каждого захода брали свежие овощи-фрукты для ПМТО. Летом 1982 г. когда в Массауа возникли проблемы с водой, он за ней дважды выполнял рейсы в Аден. В это же время – летом 1982 г. на ПМТО прибыл танкер «Илим» ТОФ направлявшийся в Марсель для ремонта. В Адене «Илим» пополнил запасы продовольствия и заправившись дефицитной питьевой водой для базы, в сопровождении СКР «Летучий» направился в сторону Дахлака. В дальнейшем он выполнял рейсы по маршруту Дахлак — Массауа — Аден — Ходейда, следил за американскими кораблями у мыса Гвардафуй или в Баб-эль-Мандебском проливе. Сменил его в 1982 г. другой тихоокеанский буксир «МБ-105» из Советской Гавани.

ИГИБУЛЬДИН Галей Зайнетдинович, 1935 года рождения, Башкирская АССР, Стерлибатевский район, с. Стерлибатево. Татарин. Майор, специалист при начальнике технико-эксплуатационной части (ТЭЧ) авиационного полка вооруженных сил Эфиопии. Погиб в авиационной катастрофе транспортного самолета Ан-12 16 августа 1979 г. Похоронен на кладбище у ст.Кубинка Московской области.

Развернувшееся 23 — 27 января 1978 г. эфиопское контрнаступление позволило отбросить противника на несколько десятков километров, освободить многие населенные пункты. Сомалийцы потеряли 3 тыс. чел., 15 танков, значительное, количество другой боевой техники и вооружения. Этот успех был воспринят в Эфиопии как «поворотный момент» всей войны.

Уже в мае-июне 1977 года Советский Союз начал поставлять в Эфиопию военную технику: в мае туда было переброшено до 40 танков Т-34-85 и столько же бронемашин и орудий, а в июне – ещё 80 танков Т-54. Вместе с этим рос и контингент советских военных специалистов, которые помогали своим эфиопским коллегам восстанавливать армию после чисток, устроенных Менгисту.

Для защиты нового строя Советский Союз отправил в Сомали 1,5 тысячи своих экспертов, большую часть которых составляли военные. Кроме того, около 3 тысяч сомалийских курсантов отправилось в СССР для прохождения обучения в советских военных училищах. В армию Сомали начали поступать новейшие реактивные истребители: МиГ-17 и МиГ-15 в количестве 44 единиц, Миг-21 в количестве 12 единиц. Кроме того сомалийцам были поставлены 10 бомбардировщиков Ил-28. Численность сухопутных сил Национальной армии Сомали стала стремительно расти, и в 1977 году достигла 35 тысяч человек. К тому времени на вооружении сомалийской армии было около 200 танков Т-34-85, 50 танков Т-54/55, 60 БТР-40, 250 БТР-152, более 100 76-мм орудий, до 80 противотанковых пушек Д-48, 80 гаубиц калибра 122 мм, около 60 пушек калибра 130 мм, более ста 120-мм миномётов и примерно 150 зенитных орудий калибра до 100 мм. Всё это оружие было советского производства и прибыло в страну из СССР.

Пополненные таким образом ВВС Эфиопии начали полномасштабную борьбу за превосходство в воздухе, стремясь уничтожить сомалийские ВВС не только в воздухе, но и на земле. Так, в ноябре 1977 г., в ходе нескольких спланированных советскими советниками авиаударов по двум сомалийским ВПП в р-не г. Бербера, были уничтожены все уцелевшие Ил-28 (два самолета этого типа были потеряны ранее от огня ПВО, а один разбился в августе во время дневного налета на Джиджигу, зацепив крылом склон горы Карамара). После этого данный тип самолетов окончательно перестал фигурировать во фронтовых сводках.

Вам может понравиться =>  Макулатура с 2022 года опять обложили ндс

В части авиации, прибывшие в Эфиопию советские специалисты, естественно, настаивали на перевооружении местных ВВС техникой советского производства. Однако технику надо было еще доставить из СССР, а переучивание на нее местных кадров могло вообще растянуться на неопределенный срок. Это, кстати, касалось не только авиации – с самого начала стало понятно, что эфиопские солдаты просто не смогут правильно применять прибывающие из СССР современные танки и тяжелые артсистемы. Во многом именно поэтому было санкционировано непосредственное участие в этой войне кубинского военного контингента, первые подразделения которого начали прибывать в Эфиопию в декабре 1977 г.

Учитывая создавшиеся условия, Советский Союз официально заявил, что участие во внутренних конфликтах не входит в сферу деятельности советских военных советников и специалистов, и отозвал их из Эфиопии. По некоторым данным, за период участия в боевых действиях с декабря 1977 г. по ноябрь 1979 г. в стране побывало несколько тысяч советских военных советников и специалистов. При исполнении служебных обязанностей, в результате авиакатастроф погибло 23 человека, четверо умерли от ран и болезней, шесть человек пропали без вести.

Осенью 1977 г. в Аддис-Абебу была направлена группа генералов и офицеров от управлений Генерального штаба и видов Вооруженных Сил СССР. Группу возглавлял первый заместитель Главнокомандующего сухопутными войсками генерал армии В.И. Петров. В ее состав входили генерал-майоры Е. Алещенко и П. Голицын, генерал-лейтенант авиации Г. Дольников и другие. 18 ноября состоялась их встреча с эфиопским руководством, после чего началась практическая работа в войсках. Задача советских экспертов заключалась в оказании непосредственной помощи вооруженным силам Эфиопии в организации планирования и подготовки наступательных операций против сомалийских войск, занималась также вопросами поставок вооружения, военной техники и снаряжения из Советского Союза.

– С Сомали – это особая история. Буквально до начала агрессии и соответственно нашей помощи Эфиопии, с Сомали у нас были прекрасные отношения. Почти пятнадцать лет мы поставляли туда оружие, многие офицеры, в том числе и старшие, окончили наши училища и академии, советники в войсках были тоже наши. А потому воевали сомалийцы по всем правилам, по советским боевым уставам.

– Домой сразу улетел только Петров – он тяжело болел. Мы. все переболели амебной дизентерией, заболел ею под конец войны и Петров, хотя очень остерегался. Да и как было не заболеть? В горах вода кипит при 80 градусах, микробы не убиваются, а пить-то хочется. И так жили впроголодь. Бывало, по две недели ничего, кроме югославских сардин и галет, не было. Спали на фронте в кабине или кузове машины, лицо обгорало до язв, все были покрыты красной пылью – там краснозем. И очень мучила жара. В Аддис-Абебе климат еще божеский, хоть вечером прохладно, да и днем можно спрятаться. А на, фронте – куда спрячешься? И нет спасения ни днем, ни ночью. Январь, кажется, а кругом желтый песок и безжалостное солнце.

Тем не менее активная помощь со стороны СССР вскоре начала давать плоды.
В январе 1978 года эфиопы и кубинцы разворачивают контрнаступление и отбрасывают сомалийцев от города Харар, столицы Огадена.
Присутствие в рядах эфиопской армии кубинцев и советских военных специалистов помимо практической пользы оказывало колоссальное моральное воздействие на эфиопов.
Генерал-майор в отставке П. А. Голицын вспоминал: «Подъезжая к фронту с капитаном Имамом, мы видим, как батальон эфиопов бросает позицию в окопах и в панике отступает, вместе с батальоном отходят два танка. Капитан Имам, держа над головой автомат, кричит: «С нами советский генерал, сзади идет подкрепление, вперед на сомалийцев!» Батальон начал останавливаться, танки пошли вперед, и батальон восстановил положение, которое он занимал до отхода. В ходе этого боя эфиопы захватили в плен пять сомалийцев. Я спросил у Имама: «Что ты кричал?» — он через переводчика сообщил приведенный выше текст».

Начиная со 2 февраля 1978 года, вооруженные силы Эфиопии переходят в полномасштабное наступление на сомалийские части. Войска Сиада Барре к тому времени выдохлись и полностью утратили стратегическую инициативу. Только за первую половину февраля было уничтожено и захвачено около 70% сомалийских танков, более 80% орудий полевой артиллерии и минометов.
Фронт стал смещаться в противоположном направлении — эфиопские части планомерно освобождали ранее захваченные сомалийцами города.
3 марта кубинско-эфиопские войска начали бои за Джиджигу — важнейший стратегический узел Огадена и последний рубеж сомалийской обороны.
К утру 5 марта усилиями эфиопских частей и кубинской танковой бригады город был взят. У сомалийцев больше не осталось баз и значимых укрепленных позиций в Огадене. Они беспорядочно отступали к границе, преследуемые эфиопскими войсками.
К 9 марта эфиопы вышли к границам Сомали. 15 марта Сиад Барре объявил о «выводе войск» с территории Эфиопии, по факту же их там уже почти не было. К 16 марта последние сомалийские военнослужащие были выдворены из Огадена.

Эфиопский икт за Огаден

Что характерно, Менгисту тоже захватил власть в результате военного переворота, но гораздо позже, лишь 3 февраля 1977 года, то есть, всего за пять месяцев до начала войны. А о великой дружбе с СССР он заявил еще позже, в апреле того же года, во время своего первого официального визита в Москву.

Сомали, как и Эфиопия, расположен на Африканском Роге, причем, занимает непосредственно сам рог, вдаваясь на запад с побережьем в Аденском заливе и практически дотягиваясь до Красного моря. Граничит он с Эфиопией, Джибути и Кенией. Если вы посмотрите флаг Сомали, то увидите белую пятиконечную звезду — это символ «исторической цели» создания Великого Сомали. Эта концепция подразумевает объединение всех сомалийцев, проживающих в Джибути, на востоке Эфиопии (Огаден) и на северо-западе Кении в рамках одного огромного государства. В 1970-1990 гг. это даже пытались реализовать на практике, впрочем, безуспешно. Также в этот период предпринимались попытки создания огромного союза (наподобие США только из социалистически направленных стран) из Сомали, Йемена и Омана, но тоже не смогли договориться даже при посредничестве СССР. Но обо всем по порядку.

Для Сомали последствия войны оказались гораздо более тяжёлыми. Национальная армия так и не сумела отправиться от поражения в Огадене. С 1981 года уже в самой Сомали развернулось партизанское движение, которое в 1991 году свергло правительство Мохаммеда Сиада Барре, после чего страна погрузилась в хаос и безвластие.

Одной из территорий, принадлежность которой оспаривало Сомали, была эфиопская провинция Огаден, населённая преимущественно этническими сомалийцами. Претензии привели к тому, что уже в 1964 году между двумя странами произошёл кратковременный пограничный конфликт. Эфиопия была полной противоположностью молодому сомалийскому государству. Одна из древнейших стран мира, никогда не терявшая своей независимости (за исключением короткого периода итальянской оккупации в 1936—1941 годах), Эфиопия — также единственное государство Африки, в котором доминирующей религией является христианство. К 1960-м годам она уже семь веков являлась империей и на этот момент поддерживала тёплые отношения с США. Однако страна стала испытывать возрастающие проблемы, связанные с сепаратизмом в некоторых регионах, особенно в Эритрее, где началась партизанская война. В 1974 году в результате военного переворота император Хайле Селассие был свергнут, а к власти пришла хунта с марксистскими взглядами. Нестабильностью в Эфиопии воспользовалось Сомали, начавшее оказывать поддержку Фронту освобождения Западного Сомали (ФОЗС). С середины 1970-х Фронт вёл вооружёную борьбу за отделение Огадена от Эфиопии и присоединение его к Сомали.

Adblock
detector