Статья Конституции Рб О Вмешательстве В Частную Жизнь

— о здоровье, семейных и интимных отношениях;
— об обстоятельствах рождения, усыновления, развода;
— о личных привычках и наклонностях;
— личная переписка и корреспонденция, дневниковые, телефонные, телеграфные, видео-, аудио- и другие виды сохранения информации;
— об имущественном положении, источниках доходов;
— о деятельности, содержащей коммерческую тайну;
— об интеллектуальной собственности;
— сведения, разглашение которых создает угрозу личной безопасности граждан, безопасности членов его семьи и имущества;
— об участии граждан в действиях судебно-следственных органов в качестве обвиняемых, подсудимых, свидетелей и так далее, а также об обвинении в злоупотреблениях властью или служебным положением.

Кажется, на Западе святость частной жизни возведена в абсолют (хотя профессия папарацци вполне себе хлебная). А что у нас? Разбираемся с понятием приватности в беларусском законе и прикидываем, как можно наказать усердного читателя твоих переписок в Facebook.

В Беларуси все острее проблема по обеспечению прав граждан по защите неприкосновенности их частной жизни, персональных данных. Опасности увеличиваются с углублением развития информационного общества, использованием новых технологий, с ростом киберпреступности, а также со стремлением спецслужб контролировать сферы активной деятельности граждан. Вспомним случаи, когда становились общедоступными данные клиентов мобильных операторов, банков, провайдеров. Единожды опубликованные в сети Интернет персональные данные с большой сложностью поддаются какому-либо контролю. Например, при запросе у социальной сети Facebook всей информации о себе выясняется, что на серверах FB хранятся персональные данные, включая удаленные ранее самим же пользователем фото и сообщения. И хотя имеются конституционные, законодательные нормы, регулирующие в Беларуси право на неприкосновенность частной жизни, на практике они слабо гарантируют защиту данного права. Согласно Конституции Республики Беларусь «каждый имеет право на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, в том числе от посягательства на тайну его корреспонденции, телефонных и иных сообщений, на его честь и достоинство» (ст. 28). Часть вторая ст.34 Конституции предусматривает, что «государственные органы, общественные объединения, должностные лица обязаны предоставить гражданину Республики Беларусь возможность ознакомиться с материалами, затрагивающими его права и законные интересы». «Пользование информацией может быть ограничено законодательством в целях защиты чести, достоинства, личной и семейной жизни граждан и полного осуществления ими своих прав» (ч. 3 ст. 34 Конституции). Однако белорусское законодательство в области защиты персональных данных отличается крайней запутанностью, имеет разрозненный характер. При этом оно не соответствует международным стандартам. Республика Беларусь среди нескольких европейских государств, которые не подписали и не ратифицировали Конвенцию Совета Европы о защите физических лиц при автоматической обработке персональных данных от 28 января 1981 года.

В Беларуси отсутствует комплексный закон, специально регулирующий защиту персональных данных. При этом даже нет четкого определения информации, относящейся к «частной жизни», как и нет единого определения термина «персональные данные«. Это не позволяет с надлежащей точностью установить, какие сведения относятся к информации о частной жизни, персональным данным, и все чаще приводит к непринятию надлежащих мер по их защите. Закон Беларуси «Об информации, информатизации и защите информации» определяет лишь базовые положения, направленные на создание механизма защиты персональных данных. В законе закреплен основной принцип обработки персональных данных – получение согласия физического лица, к которому относятся персональные данные, на любое с ними действие. Последующая передача персональных данных, также как и любые меры по их разглашению, разрешаются только с согласия физического лица. Но в законодательстве не уточняется, каким способом может быть получено такое согласие, в частности, предполагается ли получение согласия в устной либо письменной форме, подразумевается ли согласие при заключении различных видов договоров. Исходя из практики, пункты о согласии на операции персональными данными часто содержатся в тексте договоров на оказание услуг. Но наши граждане им не уделяют должного внимания. Между тем, сбор и обработку персональных данных осуществляет большое количество различных субъектов, включая государственные органы и организации, органы местного самоуправления, негосударственные организации. Четкий же, единый порядок сбора, обработки, распространения, предоставления персональных данных не определен. Как нет в Беларуси и независимого экспертного органа по защите персональных данных. В статье 32 указанного Закона закреплены меры по защите персональных данных от разглашения, действующие с момента предоставления, предусматривающие порядок обезличивания этих данных, вплоть до их уничтожения. Однако их невыполнение может остаться безнаказанным. Ведь в Беларуси в отношении незаконного распространения и использования персональных данных на сегодняшний день нет специальных составов правонарушений. Соответствующие незаконные деяния могут с трудом охватываться общими составами административного и уголовного законодательства (статья 22.6 КоАП, статьи 179, 212, 349, 352 УК Республики Беларусь). Поэтому беларусские правозащитники должны указывать на проблемы законодательного регулирования, способствовать его соответствию международному праву, а также призывать граждан к повышению их внимания к защите своих персональных данных от многочисленных угроз.

Вам может понравиться =>  Стипендии Правительства Санкт-Петербурга 2021

Распаўсюд персанальных дадзеных і звестак аб прыватным жыцці ў СМІ

Такі інтарэс выяўляецца, паводле закона, у «патрэбе грамадства ў выяўленні і раскрыцці інфармацыі пра пагрозы нацыянальнай бяспецы, грамадскаму парадку, здароўю насельніцтва і навакольнаму асяроддзю, інфармацыі, якая ўплывае на выкананне сваіх абавязкаў дзяржаўнымі асобамі, што займаюць адказнае становішча, грамадскімі дзеячамі».

«Наша Ніва», якая першай распавяла свету пра «бацюшку са свастыкай» Канстанціна Бурыкіна, паступіла прафесійна, схаваўшы на фота твар малалетняга ўладальніка намаляванай свастыкі (і твары некаторых іншых персанажаў на фота з Бурыкіным). Але “НН” і шматлікія іншыя выданні, якія, відавочна, выкарыстоўвалі ілюстрацыі «Нашай Нівы», чамусьці не палічылі патрэбным схаваць твары дзяцей на маляваным партрэце сям’і Бурыкіных.

Защита права на частную жизнь регламентируется большим количеством нормативных актов, говорит адвокат Минской областной коллегии адвокатов Зарина Залевская. Здесь вам и статья 28 Конституции Республики Беларусь, гласящая, что каждый имеет право на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, и статья 151 Гражданского кодекса, где сказано, что объектами правовой охраны являются достоинство личности, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайны и иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу акта законодательства. В то же время Закон «Об авторском праве и смежных правах» не содержит норм, которые регулировали бы права лица, изображенного в фотографическом произведении, и обязывали бы автора снимка или видеосъемки получать у такого лица разрешение на использование его изображения:

На скандальном ролике Людмила Байгот – бригадир штукатуров СУ-107 «Гомельпромстрой». Опытный специалист, на хорошем счету в организации. Ее «родительский подход» с ремнем в руках, на первый взгляд, весьма унизительное воздействие на психику работников. Но от чего она отговаривает нарушителей трудовой дисциплины? Чтобы работу не прогуливали, пьяными не приходили, непотребных дам на рабочие места не приводили. Иначе это уже будет не ремень, а статья, возможно, даже и уголовная. Если посмотреть на проблему трезво, то такой воспитательный метод менее радикальный, чем выговор, лишение премии, увольнение или вызов милиции. На видео можно видеть, что ребята не корчатся от боли, а даже посмеиваются и отшучиваются. Подход нестандартный, точнее, не прописанный в Трудовом кодексе или коллективном договоре, но трактовать это как насилие над личностью – язык не поворачивается.

Статья Конституции Рб О Вмешательстве В Частную Жизнь

Ограничения по использованию изображений также содержит Закон Республики Беларусь «О рекламе». В рекламе не допускается использование образов или высказываний граждан Республики Беларусь без их согласия или согласия их законных представителей, говорит п.9 ст.10 данного нормативного акта.

— Согласно ч.1 ст.179 УК незаконное распространение сведений о частной жизни, составляющих личную или семейную тайну другого лица, без его согласия, повлекшее причинение вреда правам, свободам и законным интересам потерпевшего, наказывается общественными работами, или штрафом, или арестом

Статья 152

С одной стороны, новая редакция ГК РФ устанавливает запрет на получение и использование информации о гражданине без его согласия. С другой стороны, ГПК РФ является специальным законом, и к тому же содержит правило о защите частной жизни участников дела уже давно. В любом случае окончательное решение вопроса о режиме судебного заседания будет принимать суд. Статья 152.1 ГК РФ, введенная в 2006 году, уже попала в поле зрения Пленума ВС РФ. Суд разъяснил , что при решении вопроса о возможности кино- и (или) фотосъемки, видеозаписи, трансляции судебного заседания по радио и телевидению судам следует учитывать как право гражданина на неприкосновенность частной жизни, так и право на охрану его изображения 2 . Скорее всего, нормы ст. 152.2 ГК РФ существенно не повлияют на практику судов в части определения режима судебного заседания.

Вам может понравиться =>  Дивиденды по акциям газпрома в 2021

Один из важных выводов ЕСПЧ по этому делу заключается в том, что необходимо различать факты, способные внести вклад в обсуждение в демократическом обществе, и обнародование подробностей частной жизни лица. Тогда как в первом случае пресса исполняет необходимую роль «сторожевого пса» в демократическом обществе, внося свой вклад в предоставление информации и идей, представляющих общественный интерес, во втором случае пресса не исполняет такой роли.

Защита чести и доброго имени гражданина осуществляется по­средством требования в судебном порядке опровержения порочащих его честь и достоинство сведений. Граждане также обладают правом требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных распространением порочащих их честь и достоинство сведений (ста­тья 152 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Под частной жизнью понимается физическая и духовная сфера, которая контролируется самим индивидом, свободна от внешне­го воздействия, то есть это семейная и бытовая сфера индивида, сфера его общения, отношение к религии, внеслужебные заня­тия, увлечения и иные сферы отношений, которым сам человек не желает придавать гласность, если этого не требует закон.

Кроме этого, как указано в справке «О состоянии российской адвокатуры на современной этапе», подготовленной ФПА РФ по запросу Министерства юстиции РФ от 18 апреля 2018 г. № 12-52301/18 о предоставлении информации Министерству иностранных дел РФ для подготовки доклада на 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, «Уже не вызывает дискуссии утверждение о том, что судебная власть в России на практике не проявляет свою независимость. Причиной тому является непрозрачная система назначения судей исполнительной властью и ее влияние на процедуру лишения судьи полномочий, широкая практика не предусмотренного законом вмешательства председателей судов и судей вышестоящего звена в рассмотрение дел судьей».

Основными отличиями Запада от Востока, обеспечивающими, по моему мнению, странам западного мира лидерство в экономических и научно-технических областях, являются объем личного пространства, предоставляемого западными государствами своим гражданам, действующие механизмы его защиты и строгость наказания за его нарушение. Эти отличия нашли свое отражение в судебной практике, которая приведена в статье «Границы частной жизни. КС РФ и ЕСПЧ расходятся во мнении», опубликованной в Адвокатской газете № 16 (273) 16–31 августа 2018 г.

Объективная сторона преступления характеризуется активным поведением, выразившимся в альтернативных действиях: вербовке, перевозке, передаче, укрывательстве или получении человека в целях эксплуатации, совершенные путем обмана, либо злоупотребления доверием, либо применения насилия, не опасного для жизни или здоровья потерпевшего, либо с угрозой применения такого насилия.

Ч. 3 ст. 181 УК предусматривает повышенную ответственность за действия, предусмотренные частями 1 или 2 рассматриваемой статьи, совершенные организованной группой, либо в отношении заведомо малолетнего, либо повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего, либо причинение тяжких телесных повреждений, либо заражение ВИЧ, либо иные тяжкие последствия

Новое в блогах

Статья 18. Республика Беларусь в своей внешней политике исходит из принципов равенства государств, неприменения силы или угрозы силой, нерушимости границ, мирного урегулирования споров, невмешательства во внутренние дела и других общепризнанных принципов и норм международного права.

Вам может понравиться =>  Приставы Наложить Арест На Машину Если Она Куплена За Региональный Капитал

Статья 31. Каждый имеет право самостоятельно определять свое отношение к религии, единолично или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, выражать и распространять убеждения, связанные с отношением к религии, участвовать в отправлении религиозных культов, ритуалов, обрядов, не запрещенных законом.

«Вступая в должность Президента Республики Беларусь, торжественно клянусь верно служить народу Республики Беларусь, уважать и охранять права и свободы человека и гражданина, соблюдать и защищать Конституцию Республики Беларусь, свято и добросовестно исполнять возложенные на меня высокие обязанности».

Статья 18. Республика Беларусь в своей внешней политике исходит из принципов равенства государств, неприменения силы или угрозы силой, нерушимости границ, мирного урегулирования споров, невмешательства во внутренние дела и других общепризнанных принципов и норм международного права.

И все же далеко не все нормативно-правовые акты принятые в Республике Беларусь, полностью отвечают требованиям международно-правовых актов, ратифицированных нашим государством. Например в соответствии с Законом Республики Беларусь «О психиатрической помощи и гарантиях прав* граждан при ее оказании» граждане страдающие психическими заболеваниями либо расстройствами психики, могут быть помещены при определенных обстоятельствах в психиатрическую лечебницу их согласия, согласия родных либо иных законных представителей и подвергнуты принудительному лечению. Между тем, в пункте 4 статьи 9 Пакта о Гражданских и политических правах предусмотрено право каждого», кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, на разбирательство его дела в суде, чтобы суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания. Комитет по правам человека специально подчеркивает, что пункты 1, 4, 5 статьи 9 применяются ко всем случаям лишения свободы: не только по части уголовного преследования, но и в случае заболеваний, бродяжничества, наркомании, иммиграционного контроля и т.п. К сожалению, о праве гражданина обжаловать действия врачебной комиссии в суде в белорусском законе не упомянуто.

Таким образом, Конституция Республики Беларусь содержит гарантии обеспечения прав, свобод и обязанностей граждан. В качестве конституционных гарантий выступают положения, закрепленные статьями 58—62 Конституции. В частности, подчеркивается, что никто не может быть принужден к исполнению обязанностей, не предусмотренных Конституцией и ее законами, либо к отказу от своих прав. Государство обязуется принимать все доступные ему меры для создания внутреннего и международного порядка, необходимого для осуществления прав и свобод граждан Беларуси. Важной гарантией реализации прав, свобод и обязанностей граждан выступает норма, в соответствии с которой государственные органы, должностные лица и иные лица, которым доверено исполнение государственных функций, обязаны, в пределах своей компетенции, принимать необходимые меры для осуществления и защиты прав и свобод личности. Эти органы и лица несут ответственность за действия, которые нарушают права и свободы граждан (ст. 60). В целях защиты прав, свобод, чести и достоинства граждан Беларуси Конституция гарантирует право обращаться в суд (ст. 61). Каждый имеет право на юридическую помощь для осуществления и защиты своих прав и свобод.

Фото и видео-съёмка — законы Беларуси

Как защититься от съемки? Неприкосновенность частной жизни, а также внешность и образ человека являются его нематериальными благами. А ст. 151 Гражданского кодекса предусматривает охрану данных благ различными законными способами, одним из которых является самозащита права. В нашем случае к самозащите относится требование прекратить съемку. Другое дело, что никакими иными гарантиями (судебная защита, административная ответственность) данное требование подкреплено быть не может. . «

С госслужащими, исполняющими свои обязанности (в том числе и сотрудниками милиции при исполнении) ситуация проще: права прятаться от камер у них нет, за исключением специально оговоренных законом ситуаций. Это следует из Конституции и требования об общедоступности информации о деятельности государственных органов.