Проблемы Уголовного Права И Пути Их Решения

ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПОВ УГОЛОВНОГО ПРАВА В СФЕРЕ УГОЛОВНОГО ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

Библиографическая ссылка на статью:
Филимонова И.В., Зухов Х.А. Проблемы реализации принципов уголовного права в сфере уголовного правоприменения // Современные научные исследования и инновации. 2022. № 2 [Электронный ресурс]. URL: https://web.snauka.ru/issues/2022/02/78647 (дата обращения: 04.04.2022).

Во-первых, принципы уголовного права в Уголовном кодексе Российской Федерации (далее: УК РФ) сформулированы не исчерпывающим образом. УК РФ упоминает о принципах законности, равенства граждан перед законом, вины, справедливости и гуманизма. В настоящее время многие ученые указывают на необходимость закрепления в Кодексе принципа неотвратимости уголовной ответственности [1, с. 9; 2, с. 10; 3, с. 9]. Ценность отражения в нормах УК РФ этого принципа трудно переоценить. Неотвратимость привлечения к уголовной ответственности имеет огромное превентивное значение. При этом правоохранительные органы должны неуклонно проводить данный принцип в жизнь – освобождение от уголовной ответственности может производиться только при наличии оснований, предусмотренных в УК РФ.

Актуальные проблемы уголовного законодательства и пути их решения

В некоторых же уголовно-правовых нормах, предусматривающих ответственность за так называемую прикосновенность к преступлению (ст. ст. 174, 175, 316 УК РФ), декриминализация деяния, с которым взаимосвязана та или иная из указанных норм, порождает вопрос о наличии в совершенном действии состава преступления в целом. Так, если лицо обвинялось в легализации имущества, добытого другими лицами преступным путем (ст. 174 УК РФ), может возникнуть вопрос о его дальнейшем уголовном преследовании, если способ добычи такого имущества перестал быть преступным. Та же проблема может возникнуть и в случае, когда укрываемое преступление (ст. 316 УК РФ) по своей категории начинает относиться не к особо тяжким, а к тяжким преступлениям.

В отличие от всех других форм хищений потерпевший – собственник имущества – передает его мошеннику добровольно. Именно в силу добровольного акта такой передачи виновный получает реальную возможность открыто как будто бы на законных основаниях пользоваться и распоряжаться имуществом, которым он завладел. Это обстоятельство позволяет отграничить мошенничество от некоторых способов кражи, когда виновный тайно присваивает вещь, за которой потерпевший тоже на основе доверия попросил присмотреть во время своей отлучки и скрывается с нею или скрывает факт завладения чужим имуществом.

Вторым важным фактором, влияющим на законотворчество в уголовном праве, стоит отметить возросший фон общественного мнения, формирующий политическую жизнь общества. Сегодня все законопроекты с изменениями, дополнениями и обоснованиями можно проследить на официальном сайте Государственной Думы. Тексты часто подвергаются критике со стороны экспертов, что влечет общественный резонанс и поляризацию мнений правоведов. Отслеживая предложения депутатов, можно сделать вывод, что законодатель, стараясь реагировать на текущие изменения, ведет активную деятельность по части внесения изменений в УК РФ. Из 319 законопроектов, размещенных на сайте Комитета по государственному строительству и законодательству (на дату написания статьи), самым внушительным массивом изменений подвергается именно этот федеральный закон. Но количество не всегда означает качество. При принятии отдельных норм, стоит учитывать комплексные изменения, которые последуют при практическом применении. Сергеев Д.Н. отмечает нестабильность УК РФ: «Изменчивость преступности, постоянная эволюция общественных отношений, представлений о преступном и общественно опасном приводят к объективному устареванию закона и требуют его модернизации. Однако модернизация «с колес» привела к особой современной характеристике российского УК – его нестабильности» [3, стр. 128]. С этим сложно не согласиться, так как именно большое количество нововведений характеризует нестабильность существующей практики толкования и применения норм в уголовном праве. Для достижения системности следует в большей степени на стадии составления законопроектов привлекать не только правоведов, но и выслушивать экспертные мнения представителей иных профессий, излагая их позицию в пояснительных записках к законопроектам. При внесении в главы об экономических преступлениях – ученых-экономистов, а в главы об информационных преступлениях – инженеров и специалистов IT-сферы. Подобный подход позволит избежать «шероховатостей» и пробелов, дополнит корреляцию УК РФ с иными нормами права и кодексами.

Вам может понравиться =>  Ребенок Учится Очно В Институте Находится На Иждивении

Аннотация: В работе автор ставит цель обнаружить и исследовать наиболее распространенные проблемы, возникающие при принятии решений о нововведениях в уголовное право. Статья отсылает к законодателю, который сталкивается с современными условиями, влияющими на процесс законотворчества. В работе применяется сравнительно-аналитический и формально-юридический методы. Актуальность подчеркивается существующими изменениями на фоне резонансных событий за последний год.

Актуальные проблемы уголовного права (АПУП)

Актуальные проблемы уголовного права обязаны рассматривать правонарушения как системы постоянных конфликтов между государством и его гражданами. Одним из базовых понятий в этом процессе является процесс пояснения объекта преступления как основы для квалификации правонарушения.

Современные нормы относят лишение жизни к самым низколатентным актам, а значит, на профилактику этого правонарушения, по идее, должно отводиться больше времени и сил, чем на любое другое деяние. На первый взгляд, статистика подтверждает снижение убийств, но так ли это на самом деле? Актуальные проблемы уголовного права призваны дать ответ и на этот вопрос.

Проблемы Уголовного Права И Пути Их Решения

Предметом исследования настоящей статьи является режим исполнения (отбы- вания) наказания в виде лишения свободы как одна из важнейших категорией уголовно-исполни- тельного права. В статье анализируются современные подходы ученых в области уголовно-ис- полнительного права к проблемам определения понятия «режим». Краткий исторический экс- курс показывает отсутствие законодательно закрепленного данного понятия. Впервые оно было закреплено лишь в Уголовно-исполнительном кодексе РФ от 08.01.1997 № 1-ФЗ в ст. 82. При анализе научных подходов к понятию режима нами рассматриваются и раскрываются два основных аспекта: понимание режима как порядка и обеспечение режимом выполнения соот- ветствующих требований. Отдельное внимание уделяется понятию непенитенциарного ре- жима, т.е. режима исполнения (отбывания) наказаний, не связанных с лишением свободы. При подготовке и написании научной статьи были применены методы анализа и синтеза, а так- же диалектический метод научного познания. В результате проведенного автором анализа предлагаются организационные и практические меры по совершенствованию современной «прогрессивной системы» отбывания наказаний. Новизна исследования проблем режима ис- полнения (отбывания) наказания заключается в том, что в статье предлагаются меры по его совершенствованию с учетом комплексного подхода к рассматриваемой проблеме. Предлага- ются изменения в действующие нормативные правовые акты, а именно в УИК РФ.

Вам может понравиться =>  Проездной Пенсионеру Онлайн

The subject of this article is the mode of execution (serving) the penalty in the form of deprivation of liberty, as one of the most important category of criminal-executive law. This article analyzes the modern scientific approaches in the field of criminal-executive law to the problems of the definition of the “mode”. A brief historical overview shows a lack of statutory defined notion. It was first enshrined in Art. 82 of the Penal Enforcement Code of the Russian Federation on 08.01.1997 No.1-FZ. When analyzing scientific approaches to the notion of the regime the author considers and discloses two major aspects — understanding of the mode as order, and that the mode enforces its demands. Special attention is given to the concept of “non-penal” mode, i.e. execution mode (serving) punishments not involving deprivation of liberty. In preparing and writing of the article the author applied methods of analysis and synthesis, as well as the dialectic method of scientific cognition. The analysis 150 Исполнение наказаний Актуальные проблемы российского права. 2022. № 8 (81) август made by the author offers organizational and practical measures to improve the modern progressive system. The novelty of the research is that the article suggests some measures for its improvement, taking into account the integrated approach to this issue. The author proposes changes into existing regulations, namely into the Penal Enforcement Code of the Russian Federation.

Однако само по себе нанесение множества телесных повреждений еще не может являться основанием для квалификации действий виновного по п.»д» ч.2 ст.105 УК. Необходимо, чтобы виновный, нанося множество телесных повреждений потерпевшему, сознавал, что причиняет ему особые страдания. Особая жестокость может выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц. Совершая такое убийство, виновный сознает, что причиняет своими преступными действиями особые страдания не только жертве, но и близким ей лицам.

Под организованной группой понимается группа из двух и более лиц, объединенная умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Согласно ч.3 ст.35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. При признании убийства совершенным организованной группой действия всех участников, независимо от их роли в преступлении, квалифицируются как соисполнительство без ссылки на ст.33 УК РФ.

Вам может понравиться =>  Соц Выплата Ветеран Военной Службы Индексации

Большие разногласия в науке и судебной правоприменительной практике вызывает квалификация деяний по п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ, то есть убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии. Проблема в данной части заключается в том, что суды в различных случаях по-разному решают вопрос о том является ли убийство спящего лица или лица, находящегося в обморочном обстоятельстве отягчающим обстоятельством или нет.

Кроме того, в науке уголовного права также встречаются полярные позиции на этот счет: одни ученые указывают на то, что поскольку потерпевшему, в таком случае, не причиняются дополнительные страдания, в связи с его нахождением в спящем или обморочном состоянии – нет необходимости квалифицировать содеянное, как квалифицированное убийство (Дементьев). Другие исследователи (напр. И.Л. Марогулова) указывают на то, что при определении беспомощного состояния потерпевшего совсем не обязательно причинение ему особых страданий, поскольку содеянное, в таком случае, надлежало бы квалифицировать по п. «д» ч.2 ст. 105 УК РФ, т.е. как убийство, совершенное с особой жестокостью.

Проблемы и пути их решения

Наверное, единственным законодательным инструментом, который мог бы сработать в такой ситуации, явился бы полный запрет на применение меры пресечения в виде заключения под стражу по любым делам о совершении преступлений, предусмотренных ст. 159–160 УК РФ (в нашей правовой парадигме работают лишь запреты абсолютные, не позволяющие правоприменителю на свое усмотрение трактовать нормы, что, например, имеет место в отношении избрания меры пресечения по делам о налоговых преступлениях). Однако введение подобного запрета практически неосуществимо – как по причине того, что правоохранителям, имеющим обширное законодательное лобби, он крайне невыгоден, поскольку дела данной категории часто являются способом заработка и расправы над неугодными, так и по причине того, что это будет не совсем справедливо по отношению к лицам, привлекаемым к ответственности по другим статьям Уголовного кодекса РФ. Кстати, у меня до сих пор возникает вопрос о справедливости законодательного выделения и предоставления преимущества в виде невозможности применения меры пресечения в отношении предпринимателей. Законодатель их, по сути, возвысил над другими лицами. Для чего это сделано – понятно. Правильно ли это – да, правильно. Но справедливо ли по отношению к другим лицам – на мой взгляд, нет.

Кстати, подобное увеличение порогового значения будет иметь практическое значение в борьбе с необоснованным применением меры пресечения в виде заключения под стражу по делам о мошенничестве, которая активно декларируется законодателем и ВС РФ. На данный момент большинство мошенничеств – а преимущественно они относятся именно к сфере предпринимательской деятельности – с учетом порогового размера в 1 млн руб., не отвечающего нынешним экономическим реалиям, совершается в особо крупном размере, относится к категории тяжких, а потому суды охотно избирают по таким делам самую строгую меру пресечения.

Adblock
detector