Признание Долга Генеральным Директором Не Свидетельсвует О Неборосовестности И Не Является Сделкой

Взыскание убытков с генерального директора за недобросовестное поведение становится реальным

Сделкой на невыгодных условиях будет считаться сделка, по которой цена или иные условия существенно (в худшую сторону) отличаются от тех, на которых в сравнимых обстоятельствах юридическим лицом совершаются аналогичные сделки.
Действия или бездействие признается неразумным в случаях, если генеральный директор:

В настоящее время практика предъявления собственниками исков к назначенным ими директорам после проведенной фискальной проверки получила свое развитие.
Например, при рассмотрении дела ООО «Управдом-С» (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 27 января 2016 г. № 10АП-15093/2015 по делу № А41-39377/15) судом был удовлетворен иск к генеральному директору о взыскании налоговых доначислений (штрафа и пени). Арбитры встали на сторону общества и признали, что недобросовестное поведение руководителя стало причиной налоговой ответственности общества.
Арбитражный суд, рассматривая требования ЗАО «Компания Интерспортстрой» к генеральному директору, признал их обоснованными и взыскал с руководителя начисленные фискалами пени и штраф (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 ноября 2015 г. № 09АП-45501/2015-ГК по делу № А40-16650/2015). Арбитры посчитали отсутствие у руководителя должной осмотрительности при заключении договора и перечисление денег на счета фирм, отвечающих признакам фирм-«однодневок», стало причиной убытков. При рассмотрении налогового спора арбитры пришли к выводу о законности решения налогового органа в части доначислений недоимки, пени и штрафа по сделкам с фирмами-«однодневками», а судебный акт по спору с налоговой инспекцией был принят в качестве доказательства, подтверждающего обоснованность требований общества.

Как директору доказать свою добросовестность и разумность

Впрочем, не надо забывать, что подобное развитие событий – лишь вероятно и, скорее, будет исключением из общего правила. Суд перекладывает бремя доказывания на директора – ответчика по делу – только если считает это необходимым. А по общему правилу руководство компании несет ответственность за убытки, причиненные обществу его виновными действиями или бездействием. Об этом сказано в ст. 71 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об АО) и в ст. 44 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об ООО).

В 2014 году в ГК РФ появилась статья 53.1, предоставляющая компании возможность взыскать со своего же руководства (будь то генеральный директор или член совета директоров) убытки, причиненные по его вине. Надо сказать, что подобная возможность существовала и прежде, однако более детальная регламентация, направленная на увеличение числа дел о взыскании убытков с руководства, появилась именно в 2014 г. Ожидания законодателя оправдались: количество споров этой категории заметно увеличилось. Так, согласно данным одной из справочных правовых систем, в 2013 г. их было 60, в 2015 г. – 206. В 2016 г. количество дел продолжило расти. Их стало 298. Расскажем, что нужно знать генеральному директору, чтобы защитить свои финансовые и репутационные интересы в суде.

На первый взгляд не всегда видно, кто на самом деле контролирует компанию. Суд выясняет, кто на самом деле действовал от компании, давал указания директорам, управляющим и участникам по сделкам. Верховный суд сформулировал это так: «Имел возможность осуществлять прямой контроль, скрытый на первый взгляд ввиду отсутствия прямых корпоративных связей».

В законе упоминается термин «невыгодная сделка». Такой считается сделка, если цена по ней отличается от аналогичных сделок в два или более раза. Например, обычный компьютер стоит тридцать тысяч рублей, а директор покупал такие же для своих сотрудников по семьдесят тысяч рублей. И важно то, что директор делал это умышленно. Он знал, что компании это невыгодно, но всё равно делал.

Вам может понравиться =>  Правила охоты с нарезным оружием 2021 свердловская область

Как взыскать долг с директора/учредителя, если ООО исключено из ЕГРЮЛ

Обоснование: п.3.1 ст.3 Закона «Об ООО» разъясняет, что исключение организации из ЕГРЮЛ (при наличии долга перед кредитором) приравнивается к отказу организации от исполнения обязательства, и ссылается на ст.399 ГК РФ. В ст.399 ГК РФ (п.1) говорится о том, что если должник отказался от исполнения обязательства, то требование можно предъявить к лицу, несущему субсидиарную ответственность (контролирующему лицу, в нашем случае).

1. Срок давности для обращения в суд (Закон обратную силу..имеет?).
2. Кто отвечает по долгам исключенного из реестра ООО, а следовательно, к кому предъявлять иск? Где и как их найти?
3. В какой суд обращаться с иском (Подведомственность и подсудность)?
4. В каких случаях на директора/участников ООО может быть возложена субсидиарная ответственность?

Не будет являться основанием для освобождения директора от ответственности тот факт, что он действовал во исполнение решений коллегиальных органов общества (общим собранием, советом директором, правлением) или его действия были впоследствии одобрены такими органами.

Так в п.1 Постановления № 62 Пленум ВАС предлагает следующий алгоритм доказывания: если истец утверждает (не представляет доказательства, а просто утверждает), что директор действовал недобросовестно или неразумно, и представил доказательства наличия убытков у компании, вызванных действиями директора, такой директор может дать пояснения относительно своих действий и указать на причины возникновения убытков (например, неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, работника или представителя юрлица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и иные события и т.п.) и представить соответствующие доказательства.

Юридические особенности прекращения обязательств путем прощения долга

  • получение кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 9 октября 2008 г. по делу N А21-3512/2007);
  • прощение части долга в целях обеспечения возврата оставшейся суммы задолженности (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 9 октября 2008 г. по делу N А21-3512/2007);
  • предоставление должником имущества во временное владение и пользование кредитору, предоставление льготных ставок по арендной плате (Постановление ФАС Поволжского округа от 22 марта 2012 г. по делу N А06-4937/2010).

Прощение долга состоит в освобождении кредитором должника от исполнения, возложенного на него имущественного обязательства (договорного или внедоговорного), при условии, если это не нарушает права других лиц в отношении принадлежащего кредитору имущества (ст. 415 ГК РФ).

ВС пояснил, когда погашение текущей задолженности не является сделкой с предпочтением

Согласно договору в счет платы по нему был уменьшен объем денежных обязательств цедента перед цессионарием (заводом) по другому договору от 1 февраля 2011 г. на отпуск питьевой воды и прием сточных вод на ту же сумму – более 18 млн руб., в том числе: более чем на 12 млн руб. была уменьшена существующая задолженность, сформировавшаяся с мая по сентябрь 2014 г., на оставшуюся сумму – полежит уменьшению объем денежных обязательств цедента по оплате услуг, которые будут ему оказаны заводом в будущем – после сентября 2014 г. ООО «ТГК-14», уведомленное об уступке, погасило задолженность заводу (новому кредитору).

Верховный Суд заметил, что в отношении части требования к «ТГК-14», уступленной заводу и направленной на погашение текущей задолженности должника перед заводом по договору от 1 февраля 2011 г., суду округа следовало учесть разъяснения, приведенные в п. 13 Постановления Пленума ВАС от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”». Согласно данным разъяснениям сделка по удовлетворению текущего платежа, совершенная с нарушением очередности, установленной п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве, может быть признана недействительной на основании п. 2 ст. 61.3 этого же закона, если в результате сделки у должника отсутствуют денежные средства, достаточные для удовлетворения текущих платежей, имевших приоритет над погашенным требованием, при доказанности того, что получивший удовлетворение кредитор знал или должен был знать о нарушении очередности.

Вам может понравиться =>  Оквэд 2021 розничная перепродажа мяса

Отсутствие у должника признаков неплатежеспособности на момент совершения сделки не позволяет признать ее недействительной по основаниям п. 2 ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), но не исключает возможности ее оспаривания по правилам п. 1 ст. 10, п. п. 1, 2 ст. 168 ГК РФ.

Обоснование: Пунктом 1 ст. 10 ГК РФ установлен запрет на осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).
Как разъяснено в п. п. 7, 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», если совершение сделки нарушает запрет, установленный п. 1 ст. 10 ГК РФ, в зависимости от обстоятельств дела такая сделка может быть признана судом недействительной на основании положений ст. 10 и п. п. 1 или 2 ст. 168 ГК РФ, а при наличии в законе специального основания недействительности — по этому основанию.
Пунктом 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве установлено специальное основание недействительности сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, если она состоялась в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).
В п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Постановление Пленума N 63) содержатся разъяснения о том, что для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности следующих обстоятельств: а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.
Согласно абз. второму — пятому п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия: а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества; б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абз. вторым — пятым п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. При этом установленные абз. вторым — пятым п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве презумпции являются опровержимыми — они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки (п. 6 Постановления Пленума N 63).
Буквальное толкование приведенных выше норм права и разъяснений Верховного Суда РФ оставляет неясность в том, исключает ли отсутствие у должника признаков неплатежеспособности возможность признания сделки недействительной по основаниям п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве либо только лишает истца права ссылаться на опровержимую презумпцию совершения должником такой сделки в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, предполагая свободу доказывания указанного признака иными средствами.
Суды разрешают этот вопрос достаточно однозначно.
Так, в Определении Верховного Суда РФ от 12.10.2015 N 304-ЭС15-13145 по делу N А02-727/2014 выражена позиция, по смыслу которой отсутствие у должника на момент совершения сделки признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества препятствует оспариванию сделки по специальным основаниям, предусмотренным ст. 61.2 Закона о банкротстве (см. также Определение Верховного Суда РФ от 22.08.2017 N 308-ЭС17-11302 по делу N А32-21438/2011).
Аналогичный подход содержится в Постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 19.04.2019 N Ф03-1268/2019 по делу N А80-394/2014, Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 05.02.2019 N Ф09-8083/18 по делу N А60-63428/2016, Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 25.05.2018 N Ф06-32832/2018 по делу N А49-5707/2016.
В каждом из приведенных примеров суды пришли к выводу о том, что отсутствие признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества должника на момент совершения оспариваемых сделок не позволяет признать их недействительными на основании ст. 61.2 Закона о банкротстве. Фактически этот признак является необходимым элементом состава недействительности сделки — совершение сделки с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов.
При этом само по себе наличие на момент совершения сделок признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества в отсутствие доказательств несоразмерного встречного исполнения, а также при недоказанности цели причинения вреда имущественным интересам кредиторов не может являться основанием для признания сделки недействительной на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 03.04.2018 N Ф01-772/2018 по делу N А79-10357/2015, Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 18.06.2019 N 01АП-4101/2019 по делу N А79-1563/2017).
Кроме того, имеется правовая позиция о том, что даже при наличии у должника на момент совершения сделки признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества, а равно осведомленность стороны сделки о финансовом состоянии должника, даже будучи доказанными, при отсутствии такого условия, как причинение в результате совершения сделок вреда имущественным правам кредиторов, не могут являться основанием для признания сделок недействительными по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 04.07.2019 N Ф02-2907/2019 по делу N А33-17843/2017).
Между тем следует иметь в виду, что отсутствие у должника на момент совершения сделки признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества не препятствует ее оспариванию по общим основаниям п. 1 ст. 10, п. п. 1, 2 ст. 168 ГК РФ.
Например, в обоснование требований о признании недействительным заключенного должником договора залога конкурсный управляющий сослался в том числе на подозрительность оспариваемой сделки, а также на совершение ее вопреки установленному ст. 10 ГК РФ запрету на злоупотребление гражданскими правами. Не усмотрев оснований для признания сделки недействительной в порядке, предусмотренном ст. 61.2 Закона о банкротстве, суды сочли доказанным допущенное должником злоупотребление правом и признали сделку недействительной по основаниям ст. ст. 10 и 168 ГК РФ (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28.03.2018 N Ф02-1042/2018 по делу N А19-16009/2015).
В то же время недопустимо злоупотребление процессуальными правами со стороны лиц, представляющих интересы должника. Применение положений ст. ст. 10 и 168 ГК РФ не может подменять собой применение специальных положений ст. ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве и служить основанием для обхода ограничений в применении указанных норм, в том числе в случае пропуска срока исковой давности для оспаривания сделок по специальным положениям Закона о банкротстве (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17.06.2019 N Ф05-24525/2018 по делу N А40-150727/2016).

Вам может понравиться =>  Продажа Недвижимости Юридическим Лицом Налог На Прибыль В 2021 Году

Иного мнения Арбитражный суд Московского округа. В своем постановлении от 06.08.2018 года по делу А40-249367/2017 указал, что в силу п. 1 ст. 4 Гражданского кодекса РФ акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.

Изменения в положения «Об обществах с ограниченной ответственностью» были внесены Федеральным законом от 28.12.2016 года №488-ФЗ, который добавил п.3.1, в котором имеется формулировка о том, что, если неисполнение обязательств общества обусловлено тем, что лица действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества.