Что Скрывают Юристы С Оплатой Процент От Выигранного

Гонорар успеха: от зарубежного опыта к отечественному

  • «гонорар успеха» (англ. Success fee или лат. Pactum de quota litis) – соглашение между адвокатом и его клиентом, заключенное до окончательного разрешения дела, стороной в котором выступает клиент, и в соответствии с которым клиент обязуется выплатить адвокату долю от выигранного им по делу, вне зависимости от того, будет ли такой выигрыш получен в денежном выражении или в виде иных льгот (выгод), полученных клиентом по завершении дела;
  • «вероятный гонорар» (англ. Contingency fee) – гонорар за услуги адвоката, который выплачивается только в случае успешного разрешения дела или заключения мирового соглашения с выгодой для клиента и обычно составляет процентную долю от суммы, которую адвокату удалось получить или согласовать от имени клиента;
  • «условный гонорар» (англ. Сonditional fee) – заранее прописанная сторонами в контракте на оказание услуг форма дополнительного вознаграждения, выплачиваемого адвокату помимо заранее согласованного гонорара за услуги в случае успешного для клиента разрешения дела, включая гонорар под условием «нет выигрыша, нет оплаты» (англ. No win, no pay), когда адвокат получает оплату своих услуг и компенсацию понесенных расходов только в случае выигрыша дела.

Так, например, страны общего права (англосаксонская система) больше тяготеют к такой форме, как «условный гонорар». Он, как правило, характеризуется формулой «нет выигрыша, нет оплаты» и предполагает согласие адвоката вступить в дело на том условии, что в случае проигрыша он не получит оплаты. В классическом виде такая форма чаще всего применяется в Великобритании (в Англии и Уэльсе). В качестве альтернативы клиент может заключить договор об оплате затраченного адвокатом времени исходя из его почасовой ставки при условии выплаты дополнительного бонуса – «гонорара успеха» за положительный для клиента исход дела.

Вам может понравиться =>  Расходы федерального бюджета в 2021 году

Условия договора подлежат толкованию таким образом, чтобы не позволить какой-либо стороне договора извлекать преимущество из ее незаконного или недобросовестного поведения. Толкование договора не должно приводить к такому пониманию условия договора, которое стороны с очевидностью не могли иметь в виду. При этом значение условия договора устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Условия договора толкуются и рассматриваются судом в их системной связи и с учетом того, что они являются согласованными частями одного договора. Толкование условий договора осуществляется с учетом цели договора и существа законодательного регулирования соответствующего вида обязательств.

С этим выводом суда первой инстанции согласилась апелляция, указав, что спорные условия договоров не противоречат основополагающим принципам российского права (публичному порядку РФ), требованиям ст. 779, 781 ГК, так как фактически предусматривают обязанность заказчика уплатить исполнителю оставшуюся часть вознаграждения, помимо авансовых платежей, от установленной цены договора. При этом выплата дополнительного вознаграждения непосредственно связана с действиями общества по оказанию услуг, а не поставлена исключительно в зависимость от положительного решения суда.

О качестве юридических услуг (или почему; процент выигранных дел; не является показателем профессионализма и квалификации российского юриста)

Таким образом, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством принципы беспристрастности, объективности в рассмотрении дела и оценке доказательств, по существу, превращены в формализм, а провозглашенная Конституцией Российской Федерации презумпция невиновности давно превратилась в факультативную норму права. Такова политика судебной ветви власти, такова ее официальная правовая позиция.

Отдельно, в этой связи, следует уделить внимание вопросу заключения мировых соглашений. Можно ли рассматривать результат рассмотрения дела, кончившегося заключением мирового соглашения, в качестве «выигранного»? Вопрос безусловно спорный и ситуативный, поскольку ответ на него может быть одновременно как положительным, так и отрицательным. Всё зависит от условий, на которых заключено мировое соглашения и последствий, которые наступают, в связи с его заключением. А это, как мы уже говорили ранее, напрямую зависит от того, получит ли клиент от таких процессуальных решений соответствующую выгоду.

Апелляционный суд оставил решение нижестоящего суда в силе и указал, что независимо от обстоятельства, поставлена ли выплата вознаграждения по договору оказания услуг в зависимость от исхода судебного разбирательства, данный факт не является безусловным обстоятельством для отказа во взыскании судебных расходов, так как представитель имеет право на вознаграждение в сумме, определенной по п. 3 ст. 424 ГК РФ. В случаях когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги.

Обращаясь с заявлением в арбитражный суд, кредитор полагал, что предусмотренная договором об оказании юридических услуг переменная часть вознаграждения в размере 15 процентов от денежных средств, фактически поступивших в конкурсную массу банка, является „гонораром успеха“, и такого рода премирование недопустимо в процедурах банкротства.

Как определить, что ваш юрист — шарлатан

Когда хороший юрист берется за такое дело, он действует более тонко. Например, затягивает судебный процесс. Да, банк получит исполнительный лист, но через год или позднее, и у клиента будет больше времени собрать деньги. Можно уменьшить сумму, которую клиент должен банку: убрать пени, штрафы, пересчитать проценты. Пусть заплатить и придется, но не сейчас и меньше, чем просит банк.

Он подпишет акт, только если дело действительно закончилось. У хорошего юриста акт — это формальность для бухгалтерии, а не повод завершить работу. Даже если дело затянется, он предложит разбить его на этапы и подписывать промежуточные акты, но и в этом случае никогда не будет торопить.