Юрист При Даче Объяснений

Кто может присутствовать при дачи обьяснения следователю

Потерпевшие и свидетели в возрасте до шестнадцати лет не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. При разъяснении указанным потерпевшим и свидетелям их процессуальных прав, предусмотренных соответственно статьями 42 и 56 настоящего Кодекса, им указывается на необходимость говорить правду.

Скорее всего, что могло бы помочь решению проблемы законности получения объяснений в стадии возбуждения уголовного дела изменение редакции ч. 1 ст. 144 УПК РФ, где необходимо предусмотреть указанное процессуальное средство проверки сообщения о преступлении и предусмотреть допуск адвоката к процедуре получения объяснений по предъявлении ордера и удостоверения.

Не так давно в прессе шла обширная дискуссия о возможности допроса адвоката в качестве свидетеля в уголовном судопроизводстве. При этом обсуждалось само понятие адвокатской тайны, состав данного понятия и его пределы. Могут ли быть обстоятельства, при которых адвокат вправе выйти за пределы адвокатской тайны? На сегодняшний день дискуссия ничем (что имело бы материальное выражение) не закончилась. Каждый остался при своём мнении. Между тем, практика показывает, что и на сегодняшний день случаи вызова адвокатов в качестве свидетелей по уголовному делу имеют место.
Совет АП СК в отчёте о работе за 2008 год («Вестник» от 31.12.2008 года) обращал внимание адвокатов, что в силу установленного пунктом 6 ст.6 Кодекса профессиональной этики адвоката запрета давать свидетельские показания, вызов адвоката, выполняющего функции защитника, одновременно в качестве свидетеля для дачи показаний по обстоятельствам, которые стали ему известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей, является сложной ситуацией, касающейся соблюдения этических норм. С одной стороны, адвокат находится под угрозой возбуждения уголовного дела за отказ от дачи показаний по ст. 308 УК РФ. С другой стороны, он связан адвокатской тайной. В такой ситуации Совет рекомендует адвокатам обращаться за разъяснениями по поводу дальнейших действий в соответствии с подпунктом 19 пункта 3 ст.31 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».
Напомню, выше речь шла о вызове адвоката на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу, т.е. в соответствии с положениями ст. 56 УПК РФ.
В то же время имеют место проверки прокуратурой заявлений граждан, в отношении которых ведется уголовное преследование, по поводу недобросовестного или ненадлежащего (с их точки зрения) осуществления защиты адвокатами (в основном по назначению). Указанные жалобы подаются обвиняемыми, подсудимыми и осуждёнными как непосредственно в органы прокуратуры, так и в суд во время судебных заседаний. В первом случае сами, во втором по поручению суда, органы прокуратуры проводят проверки указанных жалоб на основании закона «О прокуратуре РФ». В ходе данных проверок вызываются адвокаты для дачи объяснений (не свидетельских показаний) по существу жалобы. По результатам указанных проверок, как правило, принимаются решения об отказе в удовлетворении жалобы в связи с не подтверждением изложенных подателями жалобы обстоятельств. Материалы проверок приобщаются к материалам уголовных дел и используются для опровержения доводов обвиняемых о нарушении их прав во время предварительного расследования. Опять таки встаёт вопрос, должен ли адвокат давать объяснения или нет? Представители прокуратуры считают, что поскольку отобрание объяснений – не следственное действие допрос, то и нормы ст. 56 ч.3 п.2 УПК РФ о свидетельском иммунитете адвоката здесь не применимы и адвокат обязан дать объяснения по существу жалобы. Некоторые наши коллеги придерживаются такого же мнения и дают объяснения, некоторые нет (что, естественно, «нервирует» отдельных представителей прокуратуры). Моё мнение однозначно – не давать объяснения, ссылаясь на закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодекс профессиональной этики адвоката.
Зададимся вопросом. Вправе ли органы прокуратуры проводить проверки в отношении адвокатов по заявлениям их подзащитных по уголовному делу, если эти заявления не содержат признаков преступления? Данный вопрос нередко возникал у конкретных адвокатов палаты при осуществлении адвокатской деятельности. Для примера приведу следующие две ситуации:
Так, в городскую прокуратуру поступила жалоба от гражданина К. осуждённого приговором суда к лишению свободы. В данной жалобе осуждённый ссылается на то, что адвокат А. ненадлежащим образом осуществлял его защиту в стадии предварительного расследования (отсутствовал при выполнении следственных действий, уговаривал признать вину, настаивал на избрании особого порядка судебного разбирательства). Прокуратурой была инициирована проверка жалобы. Адвокат А. был вызван в прокуратуру для дачи объяснения по фактам, изложенным в жалобе. Однако, сославшись на адвокатскую тайну, адвокат от дачи объяснения отказался. Прокурором было направлено представление в адвокатскую палату для привлечения адвоката к ответственности. По результатам рассмотрения указанного сообщения, Совет палаты принял решение о прекращении дисциплинарного производства в отношении адвоката ввиду отсутствия в его действиях состава дисциплинарного проступка.
Другой пример. В ходе судебного разбирательства подсудимый заявил, что признательные показания в стадии расследования даны им под воздействием уговоров адвоката С., защищавшего его в ходе предварительного следствия. Якобы адвокат убедил доверителя, что в случае дачи им признательных показаний, его освободят из-под стражи и предъявят обвинение по менее тяжкой статье. Для проверки данных доводов подсудимого обвинение ходатайствовало о вызове адвоката для допроса в качестве свидетеля. Судом в удовлетворении ходатайства было отказано. Тогда прокурор заявил ходатайство о проведении прокурорской проверки указанных подсудимым обстоятельств, в ходе которой в том числе опросить адвоката. Суд удовлетворил данное ходатайство и назначил проверку на основании ст.10, 27 закона о «О прокуратуре РФ».
Указанные ситуации не редкость, поэтому есть необходимость анализа для выработки единого мнения адвокатского сообщества в отношении подобных действий суда и прокуратуры.
По моему мнению, сама ситуация, когда в отношении адвоката по конкретному уголовному делу прокурором (стороной обвинения) проводится проверка относительно форм, методов и добросовестности адвоката при осуществлении защиты его доверителя – абсурдна.
Несмотря на наличие у одной стороны (обвинения) государственных властных полномочий и отсутствия таковых у другой (защиты), теоретически они равноправны (ст.15 УПК РФ). Данное равенство – основополагающий принцип при осуществлении правосудия. Поскольку обе примерные ситуации вытекают из уголовно-процессуальной ситуации при взаимоотношении адвоката-защитника и доверителя-обвиняемого по уголовному делу, то приоритет уголовно-процессуального закона над всеми другими (в том числе и отраслевым законом о прокуратуре) очевиден (ст.7 УПК РФ). Между тем, во втором из приведённых примеров суд, применив нормы закона «О прокуратуре РФ» вопреки уголовно-процессуальному принципу состязательности сторон, наделил орган прокуратуры (т.е. сторону обвинения) контрольно-надзорными полномочиями в отношении адвоката (стороны защиты) по уголовному делу, чем нарушил баланс отношений защиты и обвинения. В первом примере, инициировав проверку фактически в отношении адвоката, орган прокуратуры также руководствовался не нормами УПК РФ, а законом «О прокуратуре РФ».
Очевидно, что и в том и в другом случае орган прокуратуры и суд поступили неправильно, т.к. обвинение вмешалось во взаимоотношения адвоката и доверителя по уголовному делу (т.е. в профессиональную деятельность адвоката) при явном отсутствии в заявлениях последнего обвинения адвоката в совершении деяний, содержащих признаки состава преступления (что могло повлечь проверку на предмет возбуждения уголовного дела или отказа в возбуждении дела), а касающиеся лишь добросовестности адвоката при осуществлении защиты в рамках уголовного дела.
Другой вопрос – как должен был поступить орган прокуратуры и суд в приведённых выше примерных ситуациях? Ведь чтобы приговор был законным и обоснованным (во втором примере), как того требует уголовно-процессуальное законодательство, любое заявление подсудимого должно быть исследовано и получить соответствующую оценку. Тем более, заявление подсудимого о пороке воли при даче признательных показаний в присутствии адвоката в стадии предварительного расследования при последующем отказе от них в суде. Если нельзя допросить адвоката в судебном заседании, нельзя опросить его в рамках прокурорской проверки – как проверить заявление подсудимого, имеющее значение для правильного разрешения дела? Возможно, в данной ситуации необходимо руководствоваться законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и инициировать проверку в рамках дисциплинарного производства органами адвокатского сообщества. При таких обстоятельствах не будет нарушен баланс между обвинением и защитой и будут проверены доводы доверителя о неправомерных действиях адвоката. Другое дело – соотносимость сроков рассмотрения уголовных дел и физической возможности органов адвокатской палаты по своевременному рассмотрению подобных обращений, поскольку и без этого жалоб и сообщений в отношении адвокатов поступает немало. Но это отдельная тема.
В первом примере, орган прокуратуры в конечном счёте направил представление в отношении адвоката за отказ от дачи объяснения в адвокатскую палату. Между тем, он должен был изначально оставить жалобу без удовлетворения, с разъяснением её автору возможности обращения в органы адвокатского сообщества либо переадресовать жалобу в уполномоченный орган юстиции по Ставропольскому краю на предмет внесения представления в адвокатскую палату о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката, поскольку доводы жалобы касались лишь отношений доверитель-адвокат (т.е. профессиональной деятельности адвоката), не содержали признаков состава преступления или административного правонарушения, соответственно — не являлись предметом прокурорского надзора. А жалобы в отношении адвокатов по вопросам их профессиональной деятельности могут рассматривать только органы адвокатского сообщества, в соответствии с ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (ст. 18 ч.1 – запрет на вмешательство в адвокатскую деятельность, ч.2 ст.4, ст.ст. 31, 33) и Кодексом профессиональной этики адвоката. Допустимые поводы для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката указаны в ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката. Представление органов прокуратуры не является допустимым поводом.
Однако, это лишь моё мнение, а прокурорские проверки назначают органы прокуратуры или суд. Поэтому, любого могут вызвать для дачи объяснений. Что делать в таком случае?
Учитывая все вышеизложенное, считаю, что в случае вызова для дачи объяснений в органы прокуратуры по подобного рода заявлениям, связанным лишь с профессиональной деятельностью, адвокат не только вправе не давать объяснений, но и обязан не давать объяснений, поскольку должен хранить адвокатскую тайну (согласно ст. 8 ч.1 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» — адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю) и не может действовать вопреки интересам доверителя (в том числе и бывшего доверителя). В ином случае, адвокат может быть подвергнут дисциплинарным санкциям в соответствие с законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката. Ведь заявляя подобные претензии хоть и в отношении адвоката, но адресованные суду или органу прокуратуры, доверитель пытается как-то облегчить своё положение обвиняемого или подсудимого по уголовному делу. В данном случае он, как правило, не преследует цель наказать адвоката, навредить ему, а лишь «цепляется за соломинку». В таком случае, давая пояснения об отсутствии указанных в жалобе обстоятельств в противовес позиции доверителя (бывшего доверителя), адвокат нарушает адвокатскую тайну и основной принцип защитника — «не навреди клиенту» (в соответствии с нашим ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и со ст. 9 ч.1 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката – адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя). Ведь прокурорская проверка, в данном случае, не грозит адвокату никакими реальными санкциями ни с профессиональной, ни с общегражданской точки зрения. Угрозы привлечения к уголовной ответственности по ст.308 УК РФ здесь нет из-за отсутствия у опрашиваемого адвоката процессуального статуса свидетеля. Соответственно – нет никакой оправдательной причины для нарушения адвокатской тайны. Естественно — с моральной точки зрения — обидно, если бывший доверитель пишет заведомо неправду и порочит честное имя адвоката. Однако, будучи профессионалом, адвокат обязан быть выше соображений обиды и мелкой мести при осуществлении адвокатской деятельности. В соответствии со ст.4 ч.1 Кодекса профессиональной этики адвоката – адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие их профессии.
Другое дело, когда жалоба направлена доверителем в органы адвокатского сообщества и есть реальная угроза наступления вредных последствий для адвоката в виде дисциплинарных санкций. В данном случае адвокат вправе, защищая себя, выйти за рамки адвокатской тайны в отношении обстоятельств, указанных в жалобе (в соответствии со ст.6 ч.4 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Заканчивая статью, я опять-таки хочу напомнить, что в случае возникновения спорных ситуаций, связанных с адвокатской деятельностью, адвокат вправе обратиться в Совет палаты за разъяснением на предмет того, как поступить именно в его конкретном случае.

Вам может понравиться =>  Что Означает Внести Изменения По Пристройке К Зданию В Техпаспорт

Дача объяснения потерпевшей стороной тоже считается ее правом. В любом случае письменное объяснение по делу об административном правонарушении со стороны потерпевшего, которое он дает по личной инициативе или по просьбе суда либо должностных лиц, занимающихся рассмотрением дел, выступает в роли доказательства. Причем сведения, полученные от потерпевших сторон, не обладают более высокой доказательной силой, нежели от лиц, относительно которых проводится расследование.

Необходимо также различать понятия «явка по вызову» и «дача показаний». Принимая во внимание, что явка по вызову следователя обязательна во всех случаях, дача показаний обязательна не всегда. Так, например, согласно ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя и своих близких родственников. Аналогичное правило закреплено в Уголовно-процессуальном Кодексе РФ и применяется, в том числе, в отношении опроса и дачи объяснений.

15.05.2022 я двигался по а/д по ул. 8 Марта в г. Екатеринбурге. На перекрестке улиц 8 Марта-Щорса во время моего движения на зеленый свет светофора справа выехал автобус № 50 с госномером АВ 567 ЕТ на запрещающий сигнал светофора. С моей стороны были предприняты меры к экстренному торможению, однако избежать столкновения с автобусом не удалось.

В информации свидетелей обязаны содержаться ответы на задаваемые им вопросы, дающие возможности для правильного восприятия и анализа обстоятельств дела. Если у одного свидетеля имеются нескольких показаний, то они должны сопоставляться между собой. Обычно вопрос, как оспорить виновность в ДТП, начинается именно с анализа свидетельских показаний.

Обязаны ли допустить моего адвоката при даче мною объяснения на поступившее заявление

Явиться обязаны, меры воздействия на неявившихся есть, иначе и проверки проводить бы нормально полиция не могла. Право вызывать по материалам проверки в ст. 13 закона о полиции, там же право осуществить привод уклоняющихся от явки, есть еще ст 19.3 КОАП неповиновение законному распоряжению сотрудника — это если при осуществлении привода будете сопротивляться. Так что лучше просто явиться.

Вам может понравиться =>  Социальные Программы Поддержки Неполных Семей

Защитник участвует с ст.49 ч.3 п.6) УПК РФ, с момента начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 настоящего Кодекса.

Поэтому на стадии получения объяснения, сотрудник органа дознания (следователь), может убедить опрашиваемого в том, что у того будет статус свидетеля. Это может быть даже не обманом, т.к., у руководителя или у другого следователя, который будет принимать решение о возбуждении дела, может быть совсем другое видение того, какой статус будет у этого лица.

Еще одним аспектом, зачастую упускаемым из вида, является то, что согласно ч.1 ст. 74 УПК РФ, «доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель … устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела».

Что налоговики начали устраивать с допросами: как себя защитить, если не хочется отвечать на вопросы

Недавно мы написали о поразительной истории: налоговая оштрафовала акционера компании, который не посчитал нужным отвечать на один из вопросов. На «Клерке», естественно, поднялась волна возмущения. Поэтому мы попросили адвоката рассказать все, что важно знать бухгалтерам, директорам и владельцам бизнеса про налоговые допросы.

Налоговый орган вправе (подпункт 4 п. 1 ст., 31 НК) вызывать налогоплательщиков для дачи пояснений в связи с уплатой ими налогов и сборов. Вызов делается в виде письменного уведомления и может быть связан с налоговой проверкой или проведением анализа исполнения налогоплательщиком законодательства о налогах и сборах. Налоговики называют такой анализ «предпроверкой».

Ответственность представителя за утверждения о фактах в гражданском процессе

Чем же тогда являются заявления представителя по вопросам факта? Где бы ни делались эти заявления — в процессуальных документах или в судебном заседании — они не являются доказательствами. Речь идет о выполнении судебным представителем бремени утверждения.

В памяти судебного представителя нет следов обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела (за редкими исключениями, о которых имеет смысл поговорить отдельно). Все, что он знает, известно ему лишь со слов доверителя, который, впрочем, тоже может знать часть обстоятельств лишь со слов третьих лиц. Таким образом, представитель никак не может нести ответственность за дачу ложных объяснений по той причине, что он в процессе никаких объяснений не дает.

Но по общему правилу, при вызове на допрос по уголовному делу, в рамках налоговой проверки, а также при вызове в полицию для дачи объяснений лучше всего хотя бы на часть вопросов ответить. Но при условии, что Вы тщательно предварительно подготовитесь, будете полностью осознавать последствия для себя.

Вам может понравиться =>  Дополнительные Выплаты Награжденным Орденом Ленина

Подобные мероприятия для участников нередко оказываются одними из самых неприятных, поскольку связаны с постоянным жёстким давлением. Собственников и руководство компании могут запугивать, угрожать, при этом часто преувеличивая существующую опасность. Пример — угроза сразу после допроса по уголовному делу задержать владельца компании и поместить под стражу. Очень часто такие угрозы могут оказаться лишь психологическим давлением, призванным сломить волю свидетеля.

Так, например, определением Верховного суда РФ от 21.10.2011 № 14-В11-10 дело о признании увольнения незаконным было направлено на новое рассмотрение, так как судом было установлено, что работодатель знал о болезни работника и произвел увольнение в период его временной нетрудоспособности. Подтверждение этому содержалось в приказе работодателя о возложении обязанностей временно отсутствующего ввиду болезни работника на другого работника. Фактически, основанием для отмены судебных постановлений об отказе работнику в иске стал именно этот документ, который свидетельствовал о том, что работник предупредил работодателя о болезни, а значит, злоупотребления правом с его стороны не было.

Отметим, что законодательством не установлена форма требования дачи объяснения – оно может быть предъявлено и устно, но мы советуем составлять его в письменной форме, особенно в конфликтной ситуации. Эта мера существенно снизит риски при судебном рассмотрении спора.

Адвокат Якушев Виталий Викторович 375 (29) 667-35-78 375 (17) 236-11-92Минск

Сложность заключается в том, что при даче объяснений в подавляющем большинстве случаев не присутствует адвокат, с которым вы могли бы проконсультироваться. Согласно закону адвокат участвует в производстве по уголовному делу с момента возбуждения уголовного дела, задержания, применения меры пресечения, признания лица подозреваемым или предъявления обвинения. Объяснения же берутся раньше. Это означает, что даже в том случае, если в последующем участие адвоката в деле окажется обязательным, органы уголовного преследования могут взять у вас объяснения без адвоката. И эти объяснения будут считаться законным доказательством вашей вины в совершении преступления.

5) внимательно читайте объяснения перед их подписанием. При наличии неточностей или неверных сведений обязательно требуйте их исправить. Если сотрудник милиции откажется исправлять или исправит неверно, собственноручно допишите о том, что указано неверно или в чём заключается неточность;

Вам необходимо по обстоятельствам данного факта пояснить только то, что Вы знаете, сфальсифицировать доказательства отец друга не сможет так как это предусматривает уголовную ответственность по ст. 306 УК РФ . Подозрение существует субъективно, не доказываясь объективно. Если Вы не уверены в том, что сможете защитить себя самостоятельно воспользуйтесь помощью защитника.

В ходе проверкой прокуратурой одной из жалоб, для дачи объяснений был вызван гражданин Фирсов. Вызов был сделан по телефону. Фирсов не явился, тогда ему была отправлена повестка. После того как Фирсов не явился по повестке, прокурор вынес ему постановление о приводе и Фирсов силой был доставлен для дачи объяснений. Прокурор вдобавок наложил на него штраф за невыполнение требований прокурора. Все в рамках закона и административной ответственности.

Как сказал один философ: «Нет пророка в своем отечестве!», поэтому многие сотрудники могут отнестись скептически к вопросу о походе с адвокатом в ИЛС или УСБ, но тем не менее, за последний год, благодаря своевременному вмешательству наших адвокатов в этот, по своей сути ни кем не контролируемый процесс превращения сотрудника полиции в безответного ЗэКа, Профсоюзу удалось в корне изменить такое положение дел, когда сотрудника, еще на стадии служебной проверки, по сути лишают шансов на сохранении свободы и своего честного имени.

Либо другой вариант. На Ваш мобильный телефон поступает звонок с неопределившимся номером, на который Вы решаете ответить, несмотря на стойкий условный рефлекс – такие звонки не принимать. На Ваше «Да» в ответ раздается приглашение посетить, в самое ближайшее время (в идеале – еще вчера) вышеуказанные органы. При этом, голос приглашающего может иметь оттенки от угрожающего, с лязганием металла, до задушевного, в зависимости от личностных характеристик Вам звонящего и цели, которой позвонив Вам, хотят добиться. На Ваш вопрос о сути визита в эти, без сомнения уважаемые организации, сотрудник УСБ, ИЛС или СК, которому до «зарезу» необходимо Вас опросить (обычно истекают сроки проведения проверки), начинает напускать туману и всячески уходить от прямого ответа, либо опускается до прямых угроз (но это уже зависит от личных профессиональных качеств и воспитания звонящего).

Ответственность представителя за утверждения о фактах в гражданском процессе

Как известно, суд формирует бремя доказывания по делу на этапе подготовки к судебному разбирательству исходя из утверждений сторон (ст.133 АПК, ст.148 ГПК). Следовательно, до выполнения бремени доказывания стороны должны выполнить бремя утверждения, изложив свою позицию относительно обстоятельств, по их мнению, имеющих значение для разрешения дела. Именно этим и занимается представитель, транслируя суду утверждения о фактах.

В чем же причина низвержения института раскрытия доказательств судами? Конечно, его применение требует от судей дополнительной квалификации, однако, со временем он облегчил бы работу самим судьям. Причина, по-видимому, состоит в том, что арбитражный процесс, как и гражданский, воспринимается судами как непрофессиональный. Так что лишь немногие попытки привнести в него повышенные требования для участников удаются.

А вот допрос – это уже процессуальное действие, в результате которого появляется доказательство – протокол допроса свидетеля, подозреваемого, обвиняемого, который суд может положить в основу приговора, даже если человек в последующем откажется от этих показаний. Правовая основа допроса – это уголовно-процессуальный кодекс РФ.

Лиц, находящихся под стражей, вызывают через администрацию места заключения. Повестка о вызове несовершеннолетнего лица, как правило, вручается отцу, матери, усыновителю или другому законному представителю. Другой порядок вручения повестки допускается только в случае, если это обусловливается обстоятельствами уголовного производства.

Adblock
detector