Если Нет Ущерба Возмозно Ли Возбудить Уголовное Дело

1. При наличии повода и основания, предусмотренных статьей 140 настоящего Кодекса, орган дознания, дознаватель, руководитель следственного органа, следователь в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, возбуждают уголовное дело, о чем выносится соответствующее постановление.

4. Копия постановления руководителя следственного органа, следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляется прокурору. При возбуждении уголовного дела капитанами морских или речных судов, находящихся в дальнем плавании, руководителями геолого-разведочных партий или зимовок, начальниками российских антарктических станций или сезонных полевых баз, удаленных от мест расположения органов дознания, главами дипломатических представительств или консульских учреждений Российской Федерации прокурор незамедлительно уведомляется указанными лицами о начатом расследовании. В данном случае постановление о возбуждении уголовного дела передается прокурору незамедлительно при появлении для этого реальной возможности. В случае, если прокурор признает постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, он вправе в срок не позднее 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, отменить постановление о возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление, копию которого незамедлительно направляет должностному лицу, возбудившему уголовное дело. О принятом решении руководитель следственного органа, следователь, дознаватель незамедлительно уведомляют заявителя, а также лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело.

Как происходит возбуждение уголовного дела

Наивен тот, кто думает, что при подаче заявления в МВД его там встретят с распростертыми объятиями и будут сочувствовать. И неважно, что с вами приключилось: кража кошелька, мошенничество или оскорбление. Система построена так, что сотрудники правоохранительных органов всеми силами стараются избежать лишних уголовных дел. Для них это дополнительная работа, за которую никто не доплатит.

Когда вы придете в полицию, вас направят к дежурному сотруднику. Он может вас перенаправить в нужный отдел либо примет показания лично. В любом случае, после беседы с полицейским у вас на руках должно быть подтверждение того, что заявление принято. Это может быть заверенная копия данного документа либо талон-уведомление о получении.

Те, кто сталкивался с правоохранительными органами, знают, что процесс общения с ними не очень приятен. Сотрудники МВД не спешат возбуждать уголовное дело по заявлению пострадавшей стороны. Поэтому часто пострадавший машет рукой и не пытается добиться справедливости: «Все равно ничего не докажешь!» Но давайте разберемся, как происходит процесс возбуждения уголовного дела.

Случай не тянет на уголовное дело. Возбуждать его просто нет причин. Могут пообещать разобраться в самые короткие сроки, принять заявление и прислать отказ. Отсюда рождается недоверие к сотрудникам данного ведомства, а также отсутствие веры граждан в то, что можно добиться справедливости.

После того как ваше заявление зарегистрировали, его обязаны рассмотреть. Закон дает на это 3 дня. Иногда процесс требует дополнительного времени, если нужно собрать доказательства. Тогда срок принятия решения о возбуждении уголовного дела может быть продлен до 30 дней.

Возбуждение уголовного дела

Если вышеуказанные преступления совершены в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы руководитель следственного органа, следователь, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают уголовное дело и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя. К иным причинам законодатель также случай совершения преступления лицом, данные о котором на момент возбуждения уголовного дела не известны.

Если в ходе предварительной проверки заявления и сообщения о преступлении будет установлены основания для возбуждения уголовного дела публичного обвинения, лица, осуществляющее предварительное следствие иили дознание, выносят постановление о возбуждении уголовного дела.

Далее события развиваются следующим образом. Сотрудник, осуществляющий предварительную проверку заявления, установив, что в действиях лица, в отношении которого оно подано, содержаться признаки состава преступления, передает материал проверки мировому судье судебного участка, на территории которого произошло преступление. Соответственно о принятом решении он должен уведомить заявителя.

Среди всего массива составов преступлений, предусмотренных особенной частью Уголовного кодекса РФ, преступлений, по которым возбуждаются дела частного обвинения, немного. К уголовным делам частного обвинения УПК РФ относит дела о преступлениях, которые предусмотрены:

Если в заявлении отсутствуют сведения о лице, привлекаемом к уголовной ответственности (если данные о нем заявителю не известны), мировой судья должен отказать в принятии заявления к своему производству и направить указанное заявление руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Основания возбуждения уголовного дела

Соответственно, можно сделать вывод, что в ч. 2 ст. 140 УПК РФ под основаниями для возбуждения уголовного дела понимаются имеющиеся в распоряжении компетентного органа достаточные данные, указывающие на процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления. Такой позиции, касаясь оснований для возбуждения уголовного дела, придерживается большинство процессуалистов.

Между тем необходимо обратить особое внимание на то обстоятельство, что речь здесь идет не обо всех признаках объективной стороны состава преступления. Только наличие у органов предварительного расследования сведений о признаках общественно опасного деяния и признаках общественно опасных последствий его совершения может стать причиной возникновения того или иного анализируемого нами уголовно-процессуального правоотношения.

Этот порядок закреплен в ст. ст. 146 и 147 УПК РФ. На такое понимание данного словосочетания наводит толкование понятий «порядок» и «установленный». Порядок — это правила, по которым совершается (по которым должно происходить, совершаться) что-нибудь. Глагол «установить» означает определить, назначить, утвердить, ввести в действие. Устанавливать значит делать обязательным правилом.

В ч. 4 ст. 147 УПК РФ говорится о том, что дознаватель возбуждает уголовное дело. Здесь не сказано, что дознаватель ходатайствует перед прокурором о принятии надлежащего решения, как обстоят дела с порядком принятия некоторых других уголовно-процессуальных решений (к примеру, с принятием решения о продлении срока дознания, где перед прокурором возбуждается соответствующее ходатайство). Иначе говоря, редакция данной части ст. 147 УПК РФ позволяет заключить, что решение о возбуждении уголовного дела принимается не лицом, дающим на него согласие, а дознавателем (начальником подразделения дознания и др.).

С ситуацией, когда уголовное дело может быть возбуждено лишь с согласия прокурора, не все так просто. В какой момент в уголовном процессе в этом случае появится подозреваемый: когда свою подпись на постановлении поставил дознаватель (начальник подразделения дознания и др.) либо когда согласие дал (удостоверил таковое собственной подписью) прокурор? Или, иначе, кто возбуждает такое уголовное дело: дознаватель, который выносит постановление, или же прокурор, дающий на это согласие? Для того чтобы дать правильный, соответствующий букве закона ответ на поставленный вопрос, следует сделать небольшой анализ содержания ч. 4 ст. 147 УПК РФ.

36. В этой связи обращаем внимание на то, что авторами одного из комментариев к УПК данный порядок существенно искажен. Так, разъясняя процедуру возбуждения уголовного дела в отношении отдельных категорий лиц, о которых идет речь в п. п. 1 — 5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448 УПК, О.В. Качалова пишет, что в отношении указанных лиц согласие «на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемого дает суд». Данное утверждение не соответствует закону. О.В. Качалова подменяет понятие «на основании заключения о наличии в действиях лица признаков преступления» термином «с согласия». Это совершенно разнообъемные понятия. В законе речь идет об основании принятия решения — о «заключении», а О.В. Качалова данное правовое явление переводит в разряд условий — «с согласия». Более того, характеризуя порядок возбуждения уголовных дел в отношении члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы, она совершенно забывает о необходимости получения согласия соответственно у Совета Федерации и у Государственной Думы (п. 1 ч. 1 ст. 448 УПК), говоря о порядке возбуждения уголовных дел в отношении судьи Конституционного Суда РФ, не упоминает о требовании получения на то согласия Конституционного Суда РФ (п. 3 ч. 1 ст. 448 УПК). Аналогичным образом она поступает и с судьями .

Уголовное дело в отношении предусмотренного уголовным законом деяния, совершенного единолично (или в группе сверстников) лицом, не достигшим возраста, с момента наступления которого возможно привлечение его к уголовной ответственности, подлежит прекращению в связи с отсутствием состава преступления.

27. Если после вступления в силу обвинительного приговора выявляется, что единственный обвиняемый по данному делу умер в период судебного разбирательства или после провозглашения приговора, но до его вступления в силу, постановленный по делу приговор, а также решения судов апелляционной и (или) кассационной инстанций (если дело ими рассматривалось) подлежат отмене в надзорном порядке с прекращением дела .

Исходя из положений, содержащихся в ч. 3 ст. 27 УПК, в связи с отсутствием состава преступления подлежат прекращению и некоторые иные уголовные дела. Речь идет об общественно опасных деяниях несовершеннолетних (когда среди них не было вменяемых, достигших возраста, с которого возможно привлечение к уголовной ответственности физических лиц), которые хотя и достигли возраста, с которого может наступить уголовная ответственность, но которые вследствие своего отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом;

26. Как правильно указывает П.Е. Кондратов, в отношении умершего уголовное дело может быть прекращено на любой стадии уголовного процесса. Между тем в стадиях надзорного производства и возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств такое решение может быть принято, только если смерть обвиняемого наступила до вступления приговора в законную силу .

Итак, человек, – возможно, представитель фирмы – собирается в отдел милиции с просьбой найти или привлечь к ответственности неизвестного либо известного ему злодея. Тут надо руководствоваться простым правилом – если задержание правонарушителя возможно «по горячим следам», то, не теряя ни минуты, надо спешить за помощью. В милиции вам покажут образец, по которому надо написать заявление, или даже примут устное заявление, составив соответствующий протокол.

Общение с людьми, обращения которых в компетентные органы были проигнорированы адресатом, показывает, что многие из них убеждены в несовершенстве закона, регламентирующего процедуру разбирательства по обращениям граждан. Но они заблуждаются – процедура прохождения обращения гражданина в любой правоохранительный орган и принятия по нему решения регламентированы законом довольно четко (имеется в виду заявление о преступлении и ином правонарушении). Однако так уж повелось, что для любого чиновника, к числу которых относятся и сотрудники правоохранительных органов, на первом месте не закон, а инструкция, приказ. Понимая эту российскую (и не только) специфику, руководители ряда правоохранительных органов в последнее время провели важную работу – издали соответствующие инструкции, регламентирующие каждый шаг чиновника, к которому с соответствующим заявлением обратился гражданин.

Любому расследованию – будь то дело о хищении миллиарда долларов или о простой карманной краже – предшествует этап, называемый стадией возбуждения уголовного дела. На первый взгляд, здесь нет ничего сложного: чтобы возбудили уголовное дело, достаточно сообщить «куда следует», а уж «компетентные органы» сами разберутся.

Кому-то пообещают разобраться в кратчайшее время, кого-то убедят, что его случай на общем криминальном фоне слишком малозначителен и лишь отвлечет доблестные органы от более важных дел. А у некоторых заявление принимается «как положено», но потом по надуманным основаниям в возбуждении уголовного дела отказывают1 . Не подумайте, что в милиции совсем не осталось порядочных сотрудников. Нет, их пока большинство, но и «паршивых овец», портящих «стадо», меньше не становится. А главная причина, побуждающая некоторых сотрудников любой ценой избегать официальной регистрации обращений, – это необходимость отчитаться перед начальством, необходимость показать высокую раскрываемость и т.п.

«Это неправильно, – возможно, подумает читатель, которого Бог миловал от общения с нашими правоохранителями. – Не должно быть так, чтобы в каждом отделении к гражданам относились одинаково неприветливо. Ведь правоохранительные органы не частная лавочка, а существующая на средства налогоплательщиков государственная структура». И хотя такое мнение вполне обоснованно, проблема приема обращений от граждан сотрудниками правоохранительных органов все же имеет место. Причем ситуация настолько серьезна, что, несмотря на регулярно проводимые проверки и наказания нарушителей, факты «отфутболивания» заявителей или непринятия должных мер по обращениям граждан и организаций остаются обычным и широко распространенным явлением.

Как добавил КС, п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК в системной связи с иными положениями Кодекса, в том числе его ст. 125, наделяет суд при рассмотрении жалобы на решение дознавателя, следователя об отказе в возбуждении уголовного дела полномочиями всесторонне оценивать законность и фактическую обоснованность такого решения. Таким образом, Конституционный Суд признал оспариваемую норму не противоречащей Конституции, поскольку она предполагает следующее:

Ранее Давид Михайлов занимал должность заместителя начальника полиции по охране общественного порядка ОМВД России по району Марьина Роща г. Москвы. По результатам проверки поступивших заявлений о злоупотреблении сотрудниками этого отдела своими должностными полномочиями следователь СКР, руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК, 18 апреля 2022 г. вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Михайлова за отсутствием в его действиях состава преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 «Злоупотребление должностными полномочиями» и ч. 3 ст. 290 «Получение взятки» УК РФ.

Адвокат также обратил внимание на повсеместное нарушение установленных процессуальных сроков рассмотрения жалоб, поданных в порядке ст. 125 УПК. «Лично у меня в настоящее время находится в производстве такая жалоба, судебные заседания по которой не могут состояться из-за неявки в суд представителей прокуратуры», – сообщил Дмитрий Хомич. Он добавил, что, будучи надлежаще уведомленным, прокурор просто не приходит в судебное заседание и суд откладывают по этому основанию. «И – никаких мер реагирования суда. Я не знаю, как объяснить подзащитному, почему прокурор не приходит в суд. Такое, конечно, недопустимо и свидетельствует о неравенстве сторон в уголовном судопроизводстве», – заключил он.

«Иное делало бы невозможной оценку судом законности и обоснованности постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, ставило бы решение суда по этому вопросу в зависимость от позиции стороны обвинения, свидетельствовало бы о неопровержимой презумпции законности, обоснованности и мотивированности принятого ею процессуального решения, об окончательности и неоспоримости ее выводов относительно установления обстоятельств, дающих основания для квалификации деяния в качестве образующего событие преступления, выбора основания для отказа в возбуждении уголовного дела, противоречило бы целям уголовного судопроизводства, роли суда как органа правосудия», – подчеркнул Суд.

отказ в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления возможен только при условии предварительного установления наличия и совершения конкретным лицом самого общественно опасного деяния, содержащего объективные признаки преступления;

Преступление без ущерба

Дмитрий Сухов уже 15 лет работает пастухом и свою работу знает не понаслышке. Но даже с его опытом, как уверяют коллеги, невозможно в одиночку «отбить» 30 голов скота. Корова животное стадное, а потому ожидать всадника на месте не будет, возвращаясь к соплеменникам. К тому же, глядя на молодого человека, страдающего от излишнего веса, сложно представить, как он вообще смог оседлать лошадь.

Судить о причинённом ущербе можно только со слов потерпевшего. Более точных данных не существует, а потому подтвердить или опровергнуть его утверждения невозможно. Единственные данные могут предоставить только на местной ветеринарной станции, да и там точного учёта не ведут — вакцину получают на весь район и расходуют с большой погрешностью. Официально мужчина владеет всего шестью коровами, остальные, а по его подсчётам это около трёхсот голов, нигде не зарегистрированы.

В деревне, расположенной в десятках километров от районного центра, всего несколько дворов, а потому местные жители отлично знают друг друга. Более того, потерпевший и обвиняемый являются хоть и дальними, но родственниками. Значительного улучшения благосостояния Дмитрия Сухова в связи с возможной кражей скота никто из опрошенных односельчан не отметил. В силу этого сторона защиты ставит под сомнение не только сумму ущерба, но и сам факт преступления.

«Нашего подзащитного обвиняют в совершении преступлений, предусмотренных статьями 161 УК РФ «Грабёж» и 158 УК РФ «Кража». По мнению следователей, он угнал скот с целью его дальнейшей продажи. Однако сбыть такое количество животных, равно как и разделать столько туш в одиночку, оставаясь незамеченным, невозможно. Единственный на несколько сотен километров мясокомбинат подобную партию без документов не примет», — рассказывает адвокат по уголовным делам Александр Спиричев.

«Доказательств, подтверждающих виновность Дмитрия Сухова, несмотря на наличие в деле прямого свидетеля, нет. Он якобы видел, что молодой человек похищает скот у потерпевшего, но даёт противоречивые показания, которые не стыкуются со словами других жителей деревни, а также самого потерпевшего», — говорит адвокат по уголовным делам Александр Спиричев.

В уголовном праве “здорового человека” все случаи отсутствия события преступления покрываются классическими примерами из учебников, когда мертвый протрезвел и нашелся, похищенное оказалось переложенным в другое место и т.д. Здесь же факт есть (подачи иска, например). Мы хотим жить с правом “здорового человека” и пытаемся примерить наличие факта с его очевидной невозможностью стать преступлением путем рассуждений о правомерности действия, и сваливаемся в рассуждения об отсутствии состава преступления.

Возникает следующее соображение (возможно, неверное): все длящиеся преступления являются оконченными (преступление уже есть), поскольку под неоконченным преступлением УК РФ понимает либо приготовление к преступлению или покушение, но это всегда уже не доведенное до конца преступление по независящим причинам (самого преступления уже нет). В понятиях покушения и приготовления нет места для уже совершившегося преступления, пусть и длящегося. В оконченном преступлении есть все признаки состава преступления. В приведенном выше случае следствие считает преступление неоконченным, но оно, во-первых, объективно продолжается, то есть является длящимся, а во-вторых, продолжается еще и независимо от воли обвиняемого! Мне кажется, что это не укладывается в логику уголовного права и свидетельствует о невозможности существования такого преступления.

Буданов за три года до подачи иска к дебитору “подыскал” себе юридические лица, от имени которых заключил договор с бывшим подрядчиком банкрота об уступке права требования к последнему. Требования были включены в реестр требований кредиторов банкрота. Однако Буданов знал, что действительный размер требований подрядчика к банкроту ниже, чем указано в решении суда о взыскании с банкрота и, как следствие, в определении о включении требований в реестр. Об этом Буданов не сообщил при подаче иска к Ч. ни Ч., ни суду. Также как и не сообщил о том, что требования банкрота к дебитору отсутствуют, потому что был зачет (можно сказать, что по мнению следствия, Буданову деньги Ч. даже дважды не причитаются, о чем он не мог не знать). Вишенка на торте — в ходе следствия “выяснилось”, что договор уступки – поддельный, потому что подписан не генеральным директором кредитора, которого представляет Буданов. Таким образом Буданов совершил покушение на мошенничество в виде получения права на имущество Ч. путем обмана, но не довел свой преступный план до конца по независящим от него обстоятельствам — производство по иску к Ч. было приостановлено до рассмотрения обособленного спора в деле о банкротстве, инициированного самим же Будановым.

В этом деле вменяется покушение на мошенничество, потому что дело по иску к “потерпевшему” приостановлено до рассмотрения обособленного спора в деле о банкротстве об оспаривании зачета между сторонами по специальным основаниям законао банкротстве. То есть после разрешения этого обособленного спора, производство по иску к “потерпевшему” должно быть возобновлено, независимо от желания обвиняемого, а иск, следовательно, рассмотрен. Однако, за попытку взыскать деньги этим (заведомо необоснованным, по мнению следствия) иском уже обвиняется представитель третьего лица в покушении на мошенничество.

Как правило в подобных делах ничего подходящего для вменения потерпевшим не находят, и появляются такие обвинительные заключения, когда обвиняемый не понимает, что же конкретно он сделал, и когда это стало наказуемым (максима: Nullum crimen, nulla poena lege):

Официальный сайтВерховного Суда Российской Федерации

«При этом из материалов уголовного дела усматривается, что решение о возбуждении уголовного дела по факту приобретения (обвиняемым) и передаче на хранение (тайному свидетелю) наркотических средств не принималось, а инкриминируемое осужденному указанное преступление не является частью ранее возбужденного и расследуемого дела по факту незаконного сбыта наркотических средств, поскольку данные преступления отличаются конкретными фактическими обстоятельствами, направленностью умысла осужденного при совершении в разное время преступлений и с разными лицами», — отмечает ВС.

Согласно правовой позиции Конституционного суда, стадия возбуждения уголовного дела является обязательной: актом возбуждения уголовного дела начинается публичное уголовное преследование от имени государства в связи с совершенным преступным деянием, которое обеспечивает последующие процессуальные действия органов дознания, предварительного следствия и суда, и одновременно влечет необходимость обеспечения права на защиту лица, в отношении которого осуществляется обвинительная деятельность, напоминает высшая инстанция.

«Таким образом, возбуждение дела понимается как процедура официального начала предварительного расследования. Актом возбуждения дела создается условие для производства принудительных процессуальных действий и обеспечиваются права заинтересованных лиц: заявителя, будущего потерпевшего и подозреваемого. При этом часть 1 статьи 46, часть 1 статьи 108, статьи 171 и 172 УПК РФ не предполагают возможность привлечения лица в качестве подозреваемого или обвиняемого и применения в отношении него меры пресечения в связи с подозрением (обвинением), уголовное дело по поводу которого не было возбуждено», — подчеркивает ВС.

Вынесение постановления о возбуждении уголовного дела является обязательным, поскольку именно этот процессуальный документ порождает правовые основания и последствия для осуществления уголовного преследования конкретного лица и возникновение у того соответствующих прав, в том числе и право на его обжалование прокурору, в суд с целью предупреждения необоснованного ограничения прав и свобод личности, указывает он.

Идем в суд

Уголовные дела частного обвинения возбуждаются только по заявлению потерпевшего или его законного представителя. (ч.2 ст.20 УПК РФ). В некоторых случаях возбудить подобное дело, несмотря на отсутствие заявления потерпевшего, может следователь или дознаватель, но только с согласия прокурора и в случае, если преступление совершено в отношении лица, которое не может защищать свои права и законные интересы.

Приехавший полицейский патруль, во-первых, сможет защитить вас от возможной повторной угрозы, а во-вторых – поможет сохранить или собрать доказательства и сведения, необходимые для подачи заявления в суд, (к примеру, сведения о преступнике) и запишет ваши показания. Кроме того, факт вызова полиции покажет ваше стремление к объективному расследованию и добропорядочность в намерениях.

Уголовный кодекс Российской Федерации предусматривает различные виды уголовного преследования (ст.20 УПК РФ). Если вы стали жертвой преступления, возможно не стоит терять времени и дожидаться реакции правоохранительных органов. Можно взять ответственность в свои руки и обратиться в суд.

Обратитесь к врачу в травмпункт и зафиксируйте полученные вами травмы. Желательно также посетить психолога для оценки вашего психологического состояния. В исключительных случаях можно вызвать скорую медицинскую помощь для оказания вам помощи и фиксации увечий.

Как мы уже говорили, уголовные дела частного обвинения возбуждаются мировым судьей в отношении конкретного лица по заявлению потерпевшего или его законного представителя (ст. 318 УПК РФ), поэтому важно как можно более грамотно составить заявление в суд. Зачастую на официальных сайтах судов могут быть опубликованы памятки или образцы заявлений.

Адвокат АБ «А2К» Дмитрий Хомич назвал выводы Суда долгожданными для адвокатского сообщества, потому что они предельно ясно конкретизируют следующий постулат: сначала нужно установить событие преступления и только потом давать оценку вине конкретного лица. «Предельно ясно это изложено в обсуждаемом постановлении КС РФ, это логично и очевидно: если нет факта совершения преступного деяния, то исследование вины какого-либо лица невозможно. Но на практике рассматриваемый случай далеко не единичный. Если исходить от противного, то в случае неустановления вины определенного лица необходимо продолжать комплекс мероприятий, направленных на изобличение лица, совершившего преступление, что абсолютно бессмысленно при отсутствии самого преступления», – отметил он.

Адвокат также обратил внимание на повсеместное нарушение установленных процессуальных сроков рассмотрения жалоб, поданных в порядке ст. 125 УПК. «Лично у меня в настоящее время находится в производстве такая жалоба, судебные заседания по которой не могут состояться из-за неявки в суд представителей прокуратуры», – сообщил Дмитрий Хомич. Он добавил, что, будучи надлежаще уведомленным, прокурор просто не приходит в судебное заседание и суд откладывают по этому основанию. «И – никаких мер реагирования суда. Я не знаю, как объяснить подзащитному, почему прокурор не приходит в суд. Такое, конечно, недопустимо и свидетельствует о неравенстве сторон в уголовном судопроизводстве», – заключил он.

Адвокат АП Владимирской области, к.ю.н. Максим Никонов, напротив, полагает, что КС не высказал каких-либо принципиально новых или содержащих разбор тонких правовых «полутонов» позиций. «Вывод о том, что для отказа в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления нужно прежде установить сам факт деяния, повторяет, по сути, известный любому студенту, не прогуливавшему курс теории права, алгоритм: “установление обстоятельств – правовая квалификация установленных обстоятельств – определение правовых последствий”. Если не установлен сам факт – нечего и квалифицировать по той или иной статье», – считает он.

Однако Давид Михайлов обжаловал постановление в порядке ст. 125 УПК, посчитав, что следователь неправильно применил уголовно-процессуальный закон, поскольку отказ в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава, а не события преступления косвенно указывает на наличие в его действиях дисциплинарного проступка.

«Иное делало бы невозможной оценку судом законности и обоснованности постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, ставило бы решение суда по этому вопросу в зависимость от позиции стороны обвинения, свидетельствовало бы о неопровержимой презумпции законности, обоснованности и мотивированности принятого ею процессуального решения, об окончательности и неоспоримости ее выводов относительно установления обстоятельств, дающих основания для квалификации деяния в качестве образующего событие преступления, выбора основания для отказа в возбуждении уголовного дела, противоречило бы целям уголовного судопроизводства, роли суда как органа правосудия», – подчеркнул Суд.

Кремль, который требует от всех быть идеальными, совершенно одинаково относится к следователям и к предпринимателям. В сферическом правовом мире в вакууме все не только должны действовать «по закону». Все должны еще и никогда не ошибаться, и предвидеть все неожиданности, которые случатся в будущем.

Вторая проблема гораздо серьезнее и свидетельствует о непонимании референтами президента механики уголовного преследования. УПК говорит в ч. 2 ст. 140: «Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления». Законодатель четырежды застраховался: данные должны быть «достаточными», а не «исчерпывающими» или «несомненными»; речь идет о «данных», а не о «доказательствах»; данные должны «указывать», а не «доказывать»; и наконец, речь не о «преступлении», а о его «признаках». Логика такая: если есть признаки, то дело возбуждается. Но дальше органы следствия или дознания должны подтвердить, что преступление действительно было и его реально доказать. А так бывает далеко не всегда. И это абсолютно нормально.

Из слов Владимира Путина следует, что в идеале все возбужденные уголовные дела должны доходить до суда. Первая проблема здесь в том, что множество последних изменений закона было направлено на то, чтобы дела по ненасильственным преступлениям прекращались на досудебной стадии по нереабилитирующим основаниям. То есть человек совершил преступление, выплатил компенсацию потерпевшему, выплатил штраф (ст. 25.1 УПК дает возможность прекращать дела без приговора с назначением судебного штрафа) и отправился домой, получив вместо судимости запись «привлекался к уголовной ответственности» в специальных учетах. Гуманный посыл: экономическое преступление – экономическая санкция. Слова президента же дают правоохранительным органам явный сигнал, что использовать специально созданные правовые механизмы не нужно, нужно любой ценой доводить дело до суда.

Запрет на ошибку бьет не только по следственным органам. Практика преследования за экономические преступления опирается на ту же идею. Прошлым летом мы с коллегами прочитали сотни дел по «мошенничеству в сфере предпринимательства». Так вот, по нашим оценкам, в половине из них не было мошенничества, а во второй – предпринимательства. Либо это были чисто мошеннические схемы, где никакой реальной деятельности не велось (женщина якобы помогала трудоустроиться, но на деле собирала деньги за это, для чего создала ИП). Либо это были простые ошибки и просчеты в ходе предпринимательской деятельности (менеджмент забыл об одном из сотен мелких контрактов и действительно не предпринял никаких шагов к его исполнению). Далее такие ошибки – явно выборочно, так как любой живой бизнес совершает их десятками на дню, ведь предпринимательская деятельность ничуть не проще расследования уголовных дел и предугадать все невозможно, – превращались в уголовные дела.

Спустимся с высот правовой нормы к реальной практике уголовного преследования в России. Одного возбуждения уголовного дела – без всякого осуждения – достаточно для того, чтобы разрушить бизнес. Но уголовная политика должна быть направлена не на то, чтобы больше дел доходило до суда, или на то, чтобы меньше дел возбуждалось, а на то, чтобы разрушительный эффект от возбуждения уголовного дела и следственных действий был меньше. Заметим, что и сама концепция возбуждения уголовного дела, и идея следствия как отдельной стадии, и структура следственных органов, отдельных от полиции, – это уникальные социалистические изобретения. В остальном мире их просто нет. И корректировать механизм стоит в сторону постепенной ликвидации этих советских анахронизмов, как и делают в других странах СНГ.

Статья 24 УПК РФ

За отсутствием состава преступления уголовное дело может быть прекращено в части действий (бездействия) конкретного человека и в связи с иными обстоятельствами. Так, согласно ст. ст. 40, 42 УК не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам:

Исходя из положений, содержащихся в ч. 3 ст. 27 УПК, в связи с отсутствием состава преступления подлежат прекращению и некоторые иные уголовные дела. Речь идет об общественно опасных деяниях несовершеннолетних (когда среди них не было вменяемых, достигших возраста, с которого возможно привлечение к уголовной ответственности физических лиц), которые хотя и достигли возраста, с которого может наступить уголовная ответственность, но которые вследствие своего отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом;

Уголовное дело в отношении предусмотренного уголовным законом деяния, совершенного единолично (или в группе сверстников) лицом, не достигшим возраста, с момента наступления которого возможно привлечение его к уголовной ответственности, подлежит прекращению в связи с отсутствием состава преступления.

5. Разновидностью отсутствия события преступления являются ситуации, когда по поводу существования соответствующего деяния, фигурировавшего в заявлении (сообщении) о преступлении, остались неразрешимые сомнения. В силу принципа презумпции невиновности они должны толковаться в пользу обвиняемого .

16. На досудебных стадиях названное основание не подлежит применению, если за совершение инкриминируемого преступления возможно назначение наказания в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы. Только суд в указанной ситуации вправе решить вопрос о возможности применения сроков давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы. Между тем, какое бы решение суд ни принял, смертная казнь и пожизненное лишение свободы не могут быть применены к лицу, которое могло быть освобождено от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

Процессуальный порядок возбуждения уголовных дел частно-публичного и частного обвинения

В случае смерти потерпевшего уголовное дело возбуждается путем подачи заявления его близким родственником или в порядке, установленном ч. 3 ст. 318 УПК (когда уголовное дело возбуждается следователем, а также с согласия прокурора дознавателем, в случае совершения преступления в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

Исключение из общего порядка возбуждения дел частного обвинения, помимо указанных выше обстоятельств, может составлять и то обстоятельство, что лицо, в отношении которого подано заявление, входит в перечень отдельных категорий лиц, возбуждение уголовных дел против которых осуществляется в порядке ст. 448 УПК.

Таким образом, общий порядок возбуждения уголовных дел состоит в том, что потерпевший или его законный представитель возбуждают уголовное дело в отношении конкретного лица путем подачи в суд заявления, отвечающего требованиям, определенным ст. 318 УПК, и по своей сути являющимся обвинительным актом.

Если заявление подано в отношении лица, данные о котором потерпевшему не известны, то мировой судья отказывает в принятии заявления к своему производству и направляет указанное заявление руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, о чем уведомляет лицо, подавшее заявление.

Особенностью возбуждения уголовных дел о преступлениях частного обвинения (ч. 2 ст. 20 УПК) является то обстоятельство, что по общему правилу дела о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст. 115 УК РФ (Умышленное причинение легкого вреда здоровью), ст. 116 УК РФ (Побои), ст. 128.1 УК РФ (Клевета), возбуждаются путем подачи в суд заявления потерпевшим или его законным представителем (ч. 6 ст. 144 УПК).

Как обжаловать возбуждение уголовного дела

Против вас или ваших близких возбудили уголовное дело? Что ж, это ситуация достаточно неприятная, однако не безвыходная. И первое, что нужно попытаться сделать для защиты своих интересов – обжаловать возбуждение уголовного дела . Это законное право каждого человека, утвержденное в Конституции и подзаконных актах. Но как это право реализуется на практике и что понадобится для обжалования? Это мы и разберем в данной статье.

Как и любые другие процедуры в уголовном производстве, возбуждение дела должно проводиться в строгом соответствии с требованиями законодательства – уголовно-процессуальным кодексом и другими правилами. И если хотя бы один элемент будет нарушен, появляется возможность обжаловать решение о возбуждении уголовного дела и отменить его, тем самым не доводя дело до суда и возможных неприятных последствий. Однако для эффективного обжалования должна иметь место одна из таких ситуаций:

Можно ли обжаловать возбуждение уголовного дела без обращения в суд? Да, безусловно, такая возможность есть, при этом общаться со следователем или его начальством не придется. Для этого нужно обратиться с жалобой к прокурору по месту открытия дела. Впрочем, подать жалобу руководителю следственного органа также можно, однако вероятность ее удовлетворения очень мала. Прокурор должен дать ответ на жалобу в течение 3 дней (в некоторых случаях, если требуются дополнительные действия – до 10 дней), и если аргументация будет убедительной, решение может быть в пользу обвиняемого.

Один из главных вопросов, который волнует людей в подобных ситуациях: куда обращаться, чтобы обжаловать возбуждение уголовного дела ? Ведь жалоба вышестоящему начальству выглядит не очень надежной: скорее всего, руководство не захочет разбираться в действиях своих подчиненных, и решение останется в силе. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу, у лица, против кого возбуждено уголовное дело, есть два пути – внесудебное и судебное обжалование. Рассмотрим подробнее каждый из вариантов.

Кроме приведенных выше, основанием могут служить некомпетентность сотрудников правоохранительных органов, которые открыли дело, личная неприязнь, конфликт интересов и т.д. – словом, любые обстоятельства, которые можно трактовать в пользу обвиняемого. Потому очень важно участие адвоката до возбуждения уголовного дела – он сможет подобрать подходящее обоснование для обжалования.

Отказ в возбуждении уголовного дела — пример

Заявление о возбуждении уголовного дела Подробнее

  1. Отсутствие согласия уполномоченных лиц на возбуждение дела в отношении отдельных категорий граждан. Так, в силу ст. 448 УПК РФ невозможно возбудить дело против депутата Госдумы или сенатора без предварительного согласия нижней или верхней палаты парламента соответственно.
  2. Истечение сроков исковой давности. В соответствии со ст. 78 УПК РФ они составляют по уголовно наказуемым деяниям:
    • небольшой тяжести — 2 года;
    • средней тяжести — 6 лет;
    • тяжким — 10 лет;
    • особо тяжким — 15 лет.
  • Ф. И. О. и должность начальника, наименование органа дознания или следствия, утверждающего постановление, и дата утверждения (в случаях, когда закон требует такого утверждения);
  • наименование документа;
  • место и дата вынесения постановления;
  • должность, звание (классный чин), Ф. И. О. сотрудника правоохранительного органа, принимающего решение об отказе в возбуждении уголовного дела;
  • краткие сведения о материале, по которому была проведена проверка;
  • сведения, полученные в результате доследственной проверки;
  • вывод об отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела с указанием статьи УПК, на которой основывается отказ;
  • собственно решение об отказе в возбуждении дела;
  • решение об уведомлении заинтересованных лиц и направлении им копии постановления.

Так, значительным ущербом для гражданина в целях применения ст. 158 УК (кража) и остальных норм гл. 21 кодекса (за исключением ч. 5 ст. 159 УК) не может быть сумма менее 5 000 руб. При этом значителен ущерб или нет, определяет сам потерпевший исходя из своего материального положения. То есть если, по мнению потерпевшего, эта сумма для него значительна, то дело должно быть возбуждено именно по части статьи УК с квалифицирующим признаком причинения значительного вреда.

При этом статьи УК, предусматривающие понятие значительности, в первых частях содержат составы без указания на этот квалифицирующий признак. Это значит, что невозможно возбудить дело только по части статьи УК со значительным ущербом. То есть речь об отказе в возбуждении дела в данном случае не идет.

Важно помнить, что уголовное производство возможно только в том случае, если за деяние не предусмотрена административная ответственность. Так, ст. 7.27 КоАП РФ о мелком хищении ограничивает размер ущерба 2 500 руб. Это значит, что для возбуждения уголовного дела по краже, мошенничеству или растрате при отсутствии квалифицирующих признаков ущерб должен превысить эту сумму, а в случаях с меньшим вредом принимается решение об отказе и материал передается для административного производства.

«Таким образом, возбуждение дела понимается как процедура официального начала предварительного расследования. Актом возбуждения дела создается условие для производства принудительных процессуальных действий и обеспечиваются права заинтересованных лиц: заявителя, будущего потерпевшего и подозреваемого. При этом часть 1 статьи 46, часть 1 статьи 108, статьи 171 и 172 УПК РФ не предполагают возможность привлечения лица в качестве подозреваемого или обвиняемого и применения в отношении него меры пресечения в связи с подозрением (обвинением), уголовное дело по поводу которого не было возбуждено», — подчеркивает ВС.

Согласно правовой позиции Конституционного суда, стадия возбуждения уголовного дела является обязательной: актом возбуждения уголовного дела начинается публичное уголовное преследование от имени государства в связи с совершенным преступным деянием, которое обеспечивает последующие процессуальные действия органов дознания, предварительного следствия и суда, и одновременно влечет необходимость обеспечения права на защиту лица, в отношении которого осуществляется обвинительная деятельность, напоминает высшая инстанция.

«При этом из материалов уголовного дела усматривается, что решение о возбуждении уголовного дела по факту приобретения (обвиняемым) и передаче на хранение (тайному свидетелю) наркотических средств не принималось, а инкриминируемое осужденному указанное преступление не является частью ранее возбужденного и расследуемого дела по факту незаконного сбыта наркотических средств, поскольку данные преступления отличаются конкретными фактическими обстоятельствами, направленностью умысла осужденного при совершении в разное время преступлений и с разными лицами», — отмечает ВС.

Вынесение постановления о возбуждении уголовного дела является обязательным, поскольку именно этот процессуальный документ порождает правовые основания и последствия для осуществления уголовного преследования конкретного лица и возникновение у того соответствующих прав, в том числе и право на его обжалование прокурору, в суд с целью предупреждения необоснованного ограничения прав и свобод личности, указывает он.

Между тем, конкретного перечня оснований отмены прокурором постановления о возбуждении уголовного дела УПК РФ не содержит, в связи с чем бывают случаи необоснованной отмены возбужденного дела. Как и в ситуации с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, перед пострадавшим возникает дилемма ст. 125 УПК РФ: обжаловать отмену прокурора в суд или же вышестоящему прокурору. К сожалению, необходимо помнить, что в данном случае обращение в суд невозможно, так как в соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 «О практике рассмотрения жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ», не подлежат обжалованию в суд решения прокурора, принятые им на стадии досудебного производства по делу. При подаче подобной жалобы суд возвратит ее, не принимая к производству.

Статья 123 УПК РФ предлагает обжаловать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в суд или прокурору. Какой из этих двух способов будет более действенным? Логика подсказывает, что судебный порядок является более эффективным при обжаловании решений правоохранителей. Но необходимо помнить, что суд не может предрешать вопросы виновности или невиновности лица, а также констатировать наличие или отсутствие каких-либо обстоятельств на стадии предварительного расследования (Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 19.12.2007 №482п07пр). То есть при проверке постановления суд не имеет правомочий судить о его содержании и не соглашаться с выводами, указанными в нем, – он обязан проверить только, был ли надлежащим образом соблюден процессуальный порядок его вынесения. В связи с этим надежды на то, что суд отменит постановление и обяжет органы возбудить уголовное дело, беспочвенны.

К жалобе также можно приложить дополнительные документы, которые доказывают наличие преступления и причиненного вреда. Жалоба подается в районную прокуратуру по месту происшествия (ее наименование обычно указывается также в самом постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела).

Подобный подход позволит привлечь внимание начальствующего состава к бездействию сотрудников правоохранительных органов и увеличит эффективность проводимых проверочных мероприятий вплоть до возбуждения уголовного дела: ведь правоохранители будут знать, что любое необоснованное желание «спустить все на тормозах» будет обнаружено и доведено до непосредственного руководства и далее.

Далее отказ в возбуждении уголовного дела направляется оперативным сотрудником в прокуратуру для проверки на обоснованность. Если следствием были выявлены недостатки в проведенной работе оперативника и материал был возвращен ему на доработку, однако сроки на проведение проверки истекли, то он также ходатайствует перед прокуратурой об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и просит возвратить ему материал на доработку, продлив срок проведения проверки. Если же следствие не установило наличия в установленных фактах состава преступления, то такое ходатайство не составляется.

Все о процессе возбуждения уголовного дела

Сообщения о преступлениях, которые поступают в правоохранительные органы из других источников (без личного присутствия заявителя, по телефону, при самостоятельном выявлении преступления сотрудниками, например при проведении мероприятий по анонимному заявлению, когда изложенные в нем факты подтвердились, и т. д.), оформляются рапортом сотрудника правоохранительного органа.

Заявление о преступлении может быть как в письменном (пишется собственноручно), так и в устном виде (оформляется протоколом). Его может подать как непосредственный участник противоправных действий, например потерпевший, так и человек, ставший свидетелем происшедшего.

С целью организации доследственной проверки чтобы выяснить, имеется или нет состав преступления в этих обстоятельствах, прокурор наделен полномочиями по подготовке и направлению в соответствующие правоохранительные органы своего постановления с документами по проверке. В нем описываются установленные факты и собранные в ходе проверки материалы, подтверждающие изложенное в постановлении.

Прокурор наделен полномочиями не только для предотвращения незаконного возбуждения уголовных дел, но и для того, чтобы не допустить незаконного отказа в возбуждении дела и укрытия имевшего места преступления. В этом случае в определенном УПК РФ и ведомственными приказами порядке он может отменить незаконное постановление, которым в возбуждении дела отказано.

О любом принятом по результатам проверки процессуальном решении в обязательном порядке уведомляется заявитель. Это требование касается и решения о возбуждении дела. Если заявитель одновременно является и потерпевшим, он вправе получить копию постановления о возбуждении уголовного дела.

Вам может понравиться =>  Сколько Должны Выплатить После Службы
Adblock
detector